Алкогольная повинность

Алкогольная повинность

Нет, не об акцизах и налогах пойдёт у нас речь. Мы рассмотрим одну  поголовную, но совершенно незаметную обязанность. Это обязанность заключается в… употреблении алкоголя! Самоотравление алкоголем,  по мнению несчастного подавляющего большинства нашего общества,  является обязательным для всех взрослых его членов.

Вы удивлены? Смущены? Ошарашены? Вам не верится? Вы ищете здесь какого-то подвоха? Не спешите, разберёмся в сказанном по порядку.

— А ты что – хуже других? Не можешь быть (пить) как все, — кому не доводилось слышать подобного, а то и говорить похожие слова самому? Но разве мы хоть раз задумывались над всей сумасбродностью подобных заявлений? Что мешало нам задаться одним очень простым вопросом: а почему я  вообще должен пить?  Увидеть это донельзя нелепое понятие об обязательности употребления алкоголя мешала та самая алкогольная идея в лице культурного употребления, согласно которому если ты не можешь контролировать потребление алкоголя, то ты – изгой общества. Отсюда, согласно алкогольной идее,  твою полноценность ты должен доказывать  употреблением спиртного, или на самый крайний случай – хотя бы внешними признаками верности алкогольной идее. Ты просто обязан пить, чтобы тем самым показать и утвердить своё достоинство!

Оборотной стороной этой «медали» служит грубое «не можешь – не пей!», звучащее, словно не подлежащий обжалованию пожизненный приговор. Однако за видимостью отрицания обязанности потребления алкоголя здесь лицемерно кроется её подтверждение. Это хитросплетение  требует отдельного разговора, который идёт у нас в главе «Гнусность»

Такая вот обязанность свалилась откуда-то на наши плечи…  Вам всё ещё трудно поверить в её существование? Вас преследует чувство, будто вы столкнулись здесь с какой-то трезвеннической сектой, или же вас просто разыгрывают? Правильно делаете, что не верите! Декарт, великий математик,  автор метода радикального сомнения, говорил: всё подвергай сомнению! Тем самым Декарт указывал на необходимость доказывать любое заявление, без чего оно остаётся не более чем мнением. Вот и перейдём к доказательствам нашего заявления о существовании алкогольной повинности, для чего возьмём наглядные примеры из нашей работы. Подчёркиваем ещё раз: приводимая далее переписка является действительной, её участники – живые люди, чьи слова прошли лишь обычную редакционную правку:
Итак, вопрос: «чем отличается пьющий человек от непьющего»?

Приводим ответ собеседника, условно именуемого К:

Пьющий отличается от непьющего следующим:

— Пьющий – хочет пьёт, не хочет — всё равно пьёт.
— Непьющий – хочет пьёт, не хочет — не пьёт.

В ответе К ярко проступает та самая, незаметно навязанная нам всем обязанность, о существовании которой почти никто не подозревает, но которую неукоснительно исполняют или хотя бы признают её исподволь, совершенно незаметно для себя. Эта обязанность заключается в употреблении внутрь этилового спирта с намерением достичь опьянения, либо в ритуальных целях, что хорошо видно из ответа К.  Из его слов  следует, что непьющие тоже должны пить! Хотя бы иногда, изредка, исключительно по своему собственному желанию, но — должны.  При этом явное противоречие в собственных словах остаётся К незамеченным, а для самого понятия употребления алкоголя делается какое-то нелепое исключение, никак не укладывающееся в правила русского языка, где частица «не» означает полное, безусловное отрицание: например, в технике неисправный агрегат или узел никто не станет называть исправным, даже если его неисправность проявляется лишь изредка. В таких случаях говорят о ненадёжности, то есть о том, что на этот узел нельзя полагаться, поскольку он может подвести в любое время.

Однако в отношении алкоголя существует какое-то странное исключение, которое, будь оно осознанным, следовало бы назвать откровенным лицемерием: «я вообще-то не пью, только иногда, когда захочется, могу немного выпить». Сравним: «я вообще-то не изменяю жене, только иногда, когда захочется….»;  или: «я вообще-то всегда поступаю честно и никогда не беру взяток, и только иногда, когда захочется…». Понятно, что и впадающий в адюльтер и взяточник являются на самом деле изменниками и продажными шкурами, никакой честности у них нет и близко.

Но в данном случае говорить о лицемерии нельзя, поскольку здесь ложь возникает неосознанно. Источником этой лжи является та самая обязанность употребления алкоголя, не оставляющая сознанию возможности полного исключения спиртного из своей жизни. Посмотрите ещё раз на приведенный выше  ответ: в нём нет места трезвости. Все возможные пути так или иначе сходятся к употреблению этилового спирта, полный отказ от него даже не приходит в голову, поскольку употребление алкоголя подразумевается априори.
На самом же деле непьющий не употребляет алкоголя вообще, как и не текущий бензобак не проливает мимо ни капли бензина, в противном случае человек является пьющим, а бензобак — текущим.

Однако  это лишь начало вопроса. Полное исключение спиртного из своей жизни бывает совершенно различным по своей сути, и разница здесь столь велика, что брать отказ от алкоголя за признак освобождения от обязанности его употребления ни в коем случае нельзя, но об этом нужен отдельный разговор, который идёт у нас в главе «Какой бывает трезвость»

Спрашивается, стоило бы ломать копья, не будь мы обязаны употреблять спиртное? Но ведь на деле выходит, что мы и впрямь обязаны алкоголизирваться! Вы всё ещё никак не можете поверить в это, вроде бы нелепое, заявление? Тогда посмотрите, насколько мучительно идёт поиск оправданий для уклонения от этой, якобы не существующей, винной обязанности:

— Насчет «высокого общества» уже уточняла — это то общество, где надо произвести по возможности наилучшее впечатление, например, там присутствует потенциальный работодатель (или просто человек, от которого тебе что-то нужно), мужчина, который нравится — в таком духе. Та ситуация, где нельзя, чтобы у тебя подозревали алкоголизм.

   — Вы знаете, по какому вопросу я тут больше всего недоумеваю… Вот по какому: а нужно ли вам, или кому-либо ещё, напрягаться, производить впечатление на работодателя или мужчину, который при виде непьющей подумает про алкоголизм?? И если с мужчиной ситуацию я ещё могу понять — за ужином на свидании часто пьют вино, то с «потенциальным работодателем» мне уже совершенно непонятно. Это что же за «потенциальный работодатель» может быть, который соискателю работы может предложить вместе выпить?? Вы кем, прошу прощения, хотите на работу устроиться???

   — Для протокола: я встречалась с давними коллегами в ресторане за ужином, поговорить по делу — и в ситуации, когда какая-то помощь была нужна мне от них, и в ситуации, когда какая-то помощь была нужна им от меня. Про второй тип ситуации — когда я находилась в положении того самого «высокого общества», на которое собеседнику нужно было произвести хорошее впечатление — я точно могу вам сказать, что я только хорошее думала про собеседника, если он не пил. Потому что для меня это означало, что человек настроен на серьезный разговор по делу и не хочет засорять себе голову спиртным. Мыслей об алкоголизме или ещё каких-то проблемах собеседника у меня в такой ситуации даже не возникало — и это не смотря на мой большой опыт по этой части и фиксацию на этой теме.

   — Алкоголизм виден не только когда человек пьёт или не пьёт.
Проблемы с алкоголем видны иногда и после долгого периода неупотребления. И хорошее впечатление ты скорее произведёшь общением, а не тем, что лакнула шампанское.

  — Абсолютно согласна. И даже добавила бы: нюансы взгляда, мимики или жестов при виде или упоминании пресловутого бокала шампанского говорят намного больше об алкоголизме или его отсутствии, чем тот факт, пригубил ли человек бокал или нет. Можно отказаться, но никому и в голову не придет, что у вас проблемы по этой части. А можно пригубить, но всем сразу станет ясно, что перед ними алкоголик.

  — То есть пусть думают, алкоголик? Зато алкоголем не замараешься. Тоже мнение.

  — А почему вы думаете, что если вы пригубите, то в алкоголизме вас не заподозрят? Я встречала людей, которые — видимо, из тех же соображений, которые вы излагаете в этой теме,  стремились пригубить вино, дабы никто ничего плохого про них не подумал… и по какому-то мимолетно мелькнувшему у них оттенку взгляда я начинала подозревать, что человек — алкаш. Как правило, позже выяснялось, что так оно и есть. Лучше бы, для их ситуации, — даже не пытались бы «пригубить». Глядишь, меньше риска было бы выдать себя.

Вы только посмотрите, насколько мучителен поиск решения, насколько глубоки раздумья, насколько сложны просчёты, расчёты и прочие  вычисления. Чем они вызваны?  Вызваны они всё той же алкогольной повинностью, требующей отчёта за уклонение от исполнения её требований. Для подавляющего большинства наших соотечественников эти требования являются само собой разумеющимися настолько, что никто даже не задумывается об их существовании. Существовании требований алкогольной повинности! Но…

Всегда ли право большинство?

Мнение о неполноценности трезвенников порождается привычкой считать большинство всегда правым: все пьют, а ты что, – особенный? Особенно ярко это проявляется в деревне, где отношения более тесные, а поступки более значимые. Алкогольная идея  среди сельчан ещё более зла, чем в городе. Спиртное там всегда было «жидкой валютой», им расплачивались за работу, считали, что если предлагают выпивку, то это лишь на пользу пойдёт, что спиртное просто необходимо «с устатку». На самом же деле здесь имеет место чрезвычайно изощрённая дьявольская работа по использованию как наших врождённых полезных свойств, так и нашей православной сути. Результатом  этой работы является внедрение гибельной идеи в то место сознания, которое призвано оказывать взаимопомощь путём устранения случайных ошибок и отклонений от общепринятой линии поведения.  Насмешки вроде «ты, что – самый умный?», или «тебе больше всех надо?» выражают возмущение, возникающие при виде колебаний склоняющегося ко греху ближнего. Эти грубые внешние формы побуждают колеблющегося выправить собственное поведение, исполняя, таким образом, полезную роль как в отношении оступающегося, так и в отношении всего сообщества в целом.

Однако при переносе на  спиртное они обретают вид: «все кругом пьют, а ты что, – особенный?»  Такое доводилось слышать  даже на боевой позиции в Новороссии, где разговор шёл с совершенно трезвым бойцом, вне всякой связи с возможностью употребления спиртного. В ответ на все приводимые доказательства, на очевидную нелепость алкогольной идеи, он возражал:

— Да, всё вроде бы так и обстоит, как ты говоришь, но ты – что? Самый умный? Ведь все пьют, и что же – все дураки? А ты – умнее других? Так выходит?

— А могу ли я жить своим умом? Или всегда должен делать «как все»? Должен, — заметь это! Тебе не кажется, что здесь прячется какая-то обязанность?

В данном случае получается бессовестное дьявольское паразитирование на русском мировоззрении, которое вопросом «а ты что, – особенный?»  сбивает спесь, гордыню, возношение, пренебрежение всеобщим опытом. Склонение человека ко греху этим вопросом является кощунственным бесовским приёмом охмурения. Наши несчастные соотечественники, ничего не подозревая, следуют ему, будучи вынужденными незаметно для себя подменивать охранительное губительным. Эта дьявольская работа  алкогольной идеи остаётся вне подозрений, идея не несёт никакой ответственности, а простой народ расплачивается  в буквальном смысле слова «по полной (алкогольной) программе» за следование чужеродному интересу.

Легко ли пойти против общепринятого мнения? Легко ли поступить вопреки устоявшимся понятиям? Наконец, легко ли быть самим собой, быть личностью, а не «как все»?    Скажем честно – не легко! Не легко настолько, что для либерального Запада такая задача становится немыслимой вообще. В прозападных средах, где очень любят рассуждения о приверженности демократическим ценностям западного мира,  включающих в себя самовыражение, свободу, демократию, прочие базовые ценности современного общества, не смеют даже помыслить что-либо против алкогольной идеи. Наиболее ярко это обстоятельство проявляет себя в американской программе анонимных алкоголиков (АА), обнаруживающей свою полную порабощённость алкогольной идеей, принимающей, как ни странно,  этиловый спирт за одну из тех самых базовых ценностей того самого современного общества.

Однако эта сторона дела требует отдельного рассмотрения, мы же вернёмся к нашему вопросу об алкогольной повинности. Как освободиться от этого ужасного бремени? В первую очередь – усвоением правды об алкогольной идее, о месте и роли спиртного в нашей жизни. Разоблачить покрывающую его ложь, предельно ясно и чётко обозначить существующее положение дел, назвав вещи своими именами. Примеры такой работы можно увидеть из приводимых ниже дневниковых  записей, помещаемых здесь с разрешения их авторов. Здесь же вы найдёте ответы и на те трудноразрешимые вопросы, что были приведены в начале главы, где речь вели между собой не знакомые с методом Шичко. Заметим, что к этой стороне дела мы приступаем  после усвоения основных знаний об алкоголе и обретения некоторых навыков трезвости.

 

Тема работы:

Люди травятся алкоголем, потому что  незаметно для себя считают употребление спиртного обязательным.

   «Противоестественное травление своего мозга и организма идёт потому, что некоторые люди страшатся выделяться из общей массы. На них действует эффект запрограммированной, зазомбированной толпы. Они стремятся быть как все, стремятся соответствовать общепринятым нормам, они считают, что только при этом условии можно существовать в обществе. Люди отравляют себя алкогольным ядом потому, что это кажется им естественным, законным в силу своей распространённости и общепринятости.

     Это отвратительно, потому что люди жертвуют своей истинной сутью ради прихотей толпы, подгоняют себя под усреднённость общепринятого мнения. Человек идёт по пути наименьшего сопротивления – забивает в себе ростки свободы, нивелирует свой уровень до уровня безликой, хорошо и прочно запрограммированной массы, вытаптывает свои истинные желания и помыслы, предаёт свою суть, меняя её на алкогольный дурман.

   Травя себя алкогольными ядами, человек предаёт своё естество, начинает мыслить не своими собственными категориями добра и зла, а существует как винтик в конвейере, без полноценной собственной жизни. Идти на поводу у толпы, травиться алкогольными ядами «хором» — это противоестественно  и плохо, это разрушает человека как отдельную личность.

   Я в любой компании, в любой толпе вспомню о своих интересах, об интересах своего разума и организма. Я подумаю, нужно ли мне быть «как все» в данном случае и приму верное решение – делать только то, что полезно для меня. Если мой организм и разум против отравления алкогольными ядами, почему я должна идти на поводу у общепринятых норм? Я делаю свой выбор в этой и в любой другой ситуации в сторону трезвости – это выбор здоровья и внутренней свободы, выбор себя, а не прихоть толпы.

   Моя жизнь – это моя жизнь, и она трезвая. Существование толпы, которая травит себя алкогольными ядами – это её выбор, её запрограммированность и установки. Я свой выбор сделала в пользу трезвости. К проискам толпы, которая жаждет подпитываться как можно большим количеством людей, я равнодушна.»

 

Тема работы:

Некоторые люди травят себя алкогольным ядом в компаниях друзей и родственников, потому что боятся обидеть их.
«Зачем они это делают?

Алкогольная программа, заложенная в головы некоторым людям, ВНУШАЕТ им: ты ничем не должен отличаться от своего товарища. Более того, твой товарищ-собутыльник смертельно обидится, если ты проигнорируешь его предложение отравиться. Он посчитает, что ты «слабак», или подумает, что ты засланный с какой-то целью казачок, или вдруг решит, что ты «дефектный» (например, закодированный). То есть в любом случае обидится на то, что ты как бы пытаешься показать своё превосходство тем, что не участвуешь в алкогольной вакханалии. Поэтому, чтобы сохранить хорошие отношения, человек, даже при отсутствии желания, травится алкогольными ядами за компанию.
Что в этом неправильного, плохого?

Это неправильно, потому что с ног на голову переворачиваются сами понятия о здоровье – физическом и душевном, сами понятия о полноценном человеческом общении. Всеми возможными способами агитации и пропаганды нам с детства внушают, что человек, отказывающийся быть «как все», в данном случае – трезвый и счастливый – это нечто особенное, из «Красной книги». Шаблонные представления о том, что травиться – это показатель «своего в доску» — закладываются в семье, в компаниях, в рабочих коллективах. Осознание того, что наносится непоправимый вред здоровью, тупятся мозги, само общение теряет ценность, превращаясь в пьяный бред, — всё это меркнет перед внушённым когда-то: «Надо. А как же иначе? Иначе ты — изгой». Человек идёт на поводу у внутреннего алкоголика, который пугает: тебя посчитают выскочкой, не таким как все, на тебе поставят клеймо алкоголика, если ты откажешься отравиться. Ведь остальные-то всем видом показывают: а что такого? Культурно пьём. По-другому нельзя!

   Внутренний бес постоянно нашёптывает: хочешь сохранить отношения – отравись, отравись. И человек теряет себя, своё «я». Он, может быть, считал себя достаточно твёрдым, но внутренний враг оказывается сильнее. Человека легко разводят «на мужика» — «Что ж ты за мужик, если отказываешься?», «Что ж ты за подруга, если игнорируешь откровенности за бутылочкой?», «А может, ты брезгуешь?», «А может, мало меня уважаешь, или ты какой-нибудь больной?»

Подначек здесь великое множество, и какая-нибудь из них бьёт по больному месту. Человек бросает борьбу, идёт на поводу у своей алкогольной программы. Видя помощь извне, она сразу же активизируется, рисует одну картину страшнее другой, пугает тем, что ты уже почти изгой! И человек впадает в алкогольный анабиоз, «благодаря» своей инфантильности, своим ложным мнениям, своему неумению принимать и отстаивать собственные решения.

Как в этом случае поступите Вы теперь?

Я решительно отказываюсь гробить своё здоровье, свою душу и свои мозги, идя на поводу у своей алкогольной программы. Я думаю в первую очередь о себе, о том, чтобы психологически комфортно жилось мне, а следовательно и по-настоящему близким мне людям. Я понимаю, что на самом деле здравые люди, которых я уважаю, просто не смогут на меня обидеться в такой ситуации, потому что уважают моё «я» и мой выбор. Здравые люди вряд ли будут брать меня «на понты» — это свойственно людям незрелым, недалеко ушедшим от школьных разборок за туалетом, и они далеки от моего круга. А если покажут обиду, значит, сами уже пьяны, и находятся во власти своих алкогольных бесов.

Здравые люди уважают свою личность, и личность другого для них — такая же ценность, а с остальными стоит ли общаться? Я ценю свою индивидуальность, берегу своё здоровье, так что подначивание моего алкогольного врага «быть как все» меня мало интересует. Мой выбор – трезвость, и он сделан.»

 

Тема работы:

Некоторые люди употребляют алкоголь, когда хотят быть с компанией, быть как все, посидеть на бережку и при этом обойтись одной бутылкой, чтобы избежать последствий алкогольного отравления.
« Зачем они это делают?

Алкогольная программа, заложенная в некоторых людей, говорит им – иди вместе со всеми в летнее кафе и обязательно будь там, как все, – бери бутылку с алкогольной смесью и тебе будет также весело, как коллегам. Люди думают, что они расслабятся, отвлекутся от проблем, сроднятся с компанией.  Люди думают, что поход в летнее кафе – это обязательное отравление себя алкогольным ядом! Практически синонимы!
Что в этом неправильного, плохого?

Это неправильно и плохо, потому что алкогольная программа, вдалбливая страх быть «белой вороной», преследует свою цель – всё дальше и дальше погружает человека в алкогольную зависимость. Организм и мозг получают удар, который вместо расслабления в итоге приносит головную боль. Короткий период эйфории быстро сменяется усталостью. Вместо отдыха и общения с коллегами случаются резкая обидчивость, активное желание посплетничать и перемыть косточки отсутствующим, словесная несдержанность. Бутылочка уходит за бутылочкой. Добавляется и дома. Утром отравившийся организм, если может, с трудом тащится на работу. День потерян в любом случае.

Как в этом случае поступите теперь Вы?

На самом деле предложение пойти в летнее кафе – это возможность посидеть почти на природе, почувствовать вкус шашлыка, полюбоваться рекой, поболтать с коллегами. И ничего больше!

Я, трезвая, «перетру» с коллегами интересующие меня темы, но совершенно точно среди них не будет тем, за которые стыдно на утро. Я уйду, когда мне станет скучно. Я успею позаниматься с ребёнком. Я счастлива, что теперь в моей жизни отсутствуют всякие «догоны». Я встану на утро с трезвой и ясной головой.»

 

Тема работы:

Некоторые люди пьют «за компанию», например, на работе их уговаривают выпить коллеги, на дне рождения — друзья и т.д.

« Они это делают потому, что так велит им проалкогольная программа, ибо вряд ли они стали бы пить, например, бензин, если бы это предложили даже самые закадычные друзья.

   В этом всё неправильно и всё плохо. Более глупое поведение трудно придумать. Можно понять алкоголика, который пьёт в силу зависимости или для достижения наркотического эффекта, но заливание в себя ядовитого наркотика, который тебе, в сущности, не нравится, абсолютно абсурдно. Тем более абсурдно, что потом будет отходняк, похмелье, а через какое-то время может развиться и зависимость. И всё это ради «за компанию». И вообще, неплохо иметь свою голову на плечах. Метод Шичко хорош ещё и тем, что учит распознавать заблуждения, какими бы массовыми они ни были. Без такого навыка человек быстро уподобляется стадному животному, следуя пресловутому «я как все»

   Потребляя алкогольный яд, человек действительно становится как все, поэтому алкоголики очень похожи друг на друга. Их истории написаны как под копирку: сначала веселье, потом опустошение, терзание совести, полёт по наклонной, потеря человеческого достоинства – вот малая часть того, чего можно достигнуть желанием через алкоголь быть как все.  Таким образом, это потеря себя.

   Стремление быть похожим на кого-то делает человека паяцем, а алкогольный наркотический яд довершает разрушение человеческой личности. Под девизом: «быть похожим на Васю, Петю, алкоголь приводит человека к краху личности. Эта личность — дрожащая, пугливая особь,  боящаяся восстать на своего хозяина — могущественного врага,  использующего свой любимый  приём вменения алкогольной обязанности, от которого трезвенники кажутся какими-то несвободными, чем-то связанными, неполноценными.

На самом деле, коллегам в большинстве своём плевать, что я не пью. Это я себя обманывала, уговаривая, что всем есть до моего пития дело, когда хотела отравиться алкоголем.

И ещё один вывод можно сделать: на самом деле в пьяном времяпрепровождении и в пьющей компании ничего хорошего нет. Пустое.»

В довершение рассмотренного задумаемся: а не существуют ли в нашей жизни и другие скрытые обязанности, о существовании которых мы порой даже не догадываемся? Например, обязанность брать кредиты? Как относятся в США к незакредитованным гражданам – поинтересуйтесь этим на досуге, дорогой читатель. Или обязанность   быть участником соцсетей. Как на Западе относятся к её неисполнению?

 

Главное доказательство свободы – умение её сохранить