Гедонизм


 Удовольствие и наслаждение

  Есть в нашей современной жизни одно очень существенное обстоятельство, почти не осознаваемое и мало кем замечаемое. Это – внедрённая в массовое сознание установка на получение удовольствий.   Хотя она и преподносится порой как достижение современной эпохи, на самом деле ничего современного в ней нет. Определение наслаждений как главного смысла земного бытия проистекает из глубокой древности. Эта доктрина, получившая название гедонизма, прошла всестороннюю проверку и рассмотрение с самых различных точек зрения, показав  при этом всю свою несостоятельность, и даже более того – губительность. Будучи высмеянным и отвергнутым лучшими умами человечества ещё в древности, позднее гедонизм вновь стал оживать, поначалу лишь среди аристократии. Распространяясь потихоньку всё шире,  во второй половине 20-века гедонизм сделался важнейшей составной частью рыночной идеологии, став к сегодняшнему дню  обычной  чертой современного мировоззрения.

   Казалось бы, что плохого в удовольствиях и наслаждениях, ведь они естественны для нас! В чём же тогда заключается их губительность? Оговоримся сразу: губительны не столько сами удовольствия, сколько поклонение им, принятие их как жизненной ценности.  Само по себе удовольствие служит  лишь отдельным звеном в цепи какого-то определённого направления жизнедеятельности, включающего в себя наряду с прочим и чувство удовольствия как признак достижения  цели. Обратите внимание: признак! Удовольствие – это отнюдь не цель, это лишь признак достижения цели, или  хотя бы признак движения к ней.

     Гедонизм же предлагает принять вместо цели её признак. Он требует  давать волю падшему человеческому естеству, глас которого можно условно обозначить как «хочу!» При этом никакое удовольствие конечно же несовместимо с понуждением,  понимаемым нами как «надо!» Достижение цели требует от нас усилий, то есть понуждений нашего естества, которому совсем не хочется трудиться. Оно будет вполне удовлетворено, получив вместо самой цели лишь признаки её достижения. Таким образом, эти два основополагающих понятия – гедонистическое «хочу» и действительное «надо», вступают между собой в непримиримое противоречие.  Выбор в пользу «надо» даёт возможность роста, совершенствования, созидания благ, уступка же «хочу» приводит к… Посмотрите на сегодняшних бродяг – это плоды того самого «хочу».  Чтобы опуститься на самое дно жизни, надо всего лишь делать только то, что хочется, и не делать того, чего делать не хочется, то есть последовательно, до конца, двигаться по указанному гедонизмом пути.

     Всякое потакание своему падшему естеству осуждается Церковью, потому что ведёт сначала к духовному падению, а затем и к  разрушению жизненного уклада. Посмотрите на людей, достигших заметных успехов в этой жизни, не наворовавшихся всласть, а добившихся чего-то своим трудом. Много ли найдёте среди них разболтанных, изнеженных, безвольных?

     Грех поначалу обещает удовольствие, следуя которому душа погрязает в страстях и пороках. Такая наклонность нашей души вызвана влиянием первородного греха, и поэтому Церковь, призывая ко спасению душ наших,  учит исправлять своё греховное естество, а не давать ему воли.  Удо-вольствие же, напротив,  предполагает дачу воли членам тела — удам, управляемым душою, то есть в конечном счёте — дачу воли падшему естеству. Вряд ли можно найти ещё  что-либо более несовместимое с православным мировоззрением, чем гедонизм….

    Гедонизм говорит: если всё прекращается со смертью, то надо стараться успеть стяжать как можно больше наслаждений и удовольствий, пока смерть не пришла. Это заявление и является одним из столпов господствующей ныне идеологической доктрины, упорно насаждаемой и прививаемой нашему обществу на протяжении последних 25-30 лет. Помните рекламу пепси: «Бери от жизни всё»?

    В этом «бери…» заключена целая философская доктрина!  «Бери…» является программным лозунгом, сменившим прежние «Слава КПСС», «Мир, труд, май», «Слава труду» и прочие  лозунги времён советского прошлого, призывавшие, кстати, не «брать», а созидать.

    Итак, по своей сути  гедонизм предполагает безволие, отказ от волевых усилий. Эта скрытая черта гедонизма нашла своё воплощение в пришедших к нам с запада программах и установках, в которых безволие является порождением всё того же, зовущего к наслаждениям, гедонизма, которому волевые начала, подразумевающие преодоление «хочу» во имя «надо», смерти подобны. Яркие тому примеры содержатся в программе Анонимных Алкоголиков, где используются различные установки на подавление воли. Сюда же относится и извращённое толкование книг Аллена Карра, при котором проводится та же идея отказа от волевых усилий в борьбе с зависимостями, а сама борьба преподносится как разновидность получения удовольствия. В противоположность западным понятиям, православное мировоззрение предполагает употребление воли как в борьбе с пришлыми страстями и пороками, так и в исправлении собственного греховного естества.

    Не стоило бы вдаваться в направления, на первый взгляд далёкие от пьянственной страсти, но алкогольная программа проистекает на деле от куда более могущественного и   скрытного источника – гедонизма, являясь по сути его «дочерним предприятием». Именно гедонизм, упорно вбиваемый в общественное сознание, толкает к необходимости воплощать его идею в жизнь, то есть искать себе удовольствия на каждом шагу. Несчастный, усвоивший идею гедонизма, вынужден впоследствии претворять её любой ценой, даже ценой собственной жизни! Таково свойство идеи: будучи принятой, она требует своего воплощения.

     Но где брать эти удовольствия? Ведь  лежащий во зле мир такого не позволяет, молочные реки и кисельные берега бывают только в сказках…  Старшие поколения умели отличить  выраженную в сказке несбыточную мечту от суровой действительности, но наши несчастные современники, получив вместо сказки доктрину гедонизма, поверили в неё всерьёз. И вот несчастный мечется в поисках наслаждений, и тут ему подсовывают самые простые средства получения оного – наркотики, наиболее доступными из которых являются алкоголь и табак. Оказывается, всё очень просто: заплатил — получил. Ещё заплатил — ещё получил…
У старшего поколения против этой напасти есть противовесы в виде житейского опыта и невольного понимания лживости гедонизма, но молодёжь ловится на эту удочку очень жестоко, не понимая, что позволительное удовольствие даётся нам не просто так, а в награду за какие-то  усилия, в том числе и усилия волевые, требующие от нас самопринуждения. Эта простая истина ускользает от внимания, отчего начинается погоня за незаслуженной наградой. Наши современники не понимают, что получение удовольствия незаконным путём, то есть без труда, сродни воровству. За преступлением следует и наказание – сначала в виде похмелья, а при повторных искусственных получениях удовольствия наслаждающийся оказывается в тюрьме зависимости. Тем не менее, не взирая на очевидные последствия таких «наслаждений», понимание глубинных причин данного явления как правило отсутствует напрочь.  Отсюда мы имеем  чудовищное положение с употреблением всех видов психоактивных веществ, дополняемых то электронными сигаретами, то кальянами, то всевозможными курительными смесями и прочими средствами доставки удовольствий. В этой же упряжке вместе с остальными наркотиками скачет и алкоголь…

   Плоха погоня за удовольствиями сама по себе, но в случаях с употреблением наркотиков  дело  усугубляется  лживостью получаемых приятных ощущений. Как показали специальные исследования,  эти ощущения далеко не всегда являются приятными на самом деле, гораздо чаще такое восприятие возникает из-за предварительного самовнушения, от ожидания наступления приятного. Таким образом, получаемое посредством наркотика «удовольствие» можно считать таковым лишь в кавычках. Это напоминает торг с папуасами, когда те продавали свои острова за зеркальца и стеклянные бусы. Пьющие, разменивая свою жизнь за доставляемую спиртным  видимость удовольствия, по сути ничем не отличаются от тех же папуасов.  Однако расставание с ложными удовольствиями ещё не означает полного освобождения от рабства гедонизму.

  

Множество разочарований подстерегает современника на пути к свободе. Избавился он от зависимости, прошла первая радость освобождения, началась обыкновенная жизнь, и сразу встаёт вопрос: а где удовольствие? А как теперь получать удовольствие?  Обрати внимание, соратник: эта мысль  звучит вокруг тебя постоянно. А ведь совсем недавно, в советском атеистическом обществе  ещё оставались здравые взгляды на эту сторону жизни, унаследованные от  православных предков: откровенное стремление к удовольствиям сурово осуждалось, потакающий своим прихотям и похотям выглядел невоспитанно и глупо, вызывал справедливое чувство презрения. В чести были совсем иные понятия: преобладание общественного над личным, готовность к самопожертвованию. Была серьёзная готовность к  труду, вплоть до каторжного. Она так широко и крепко укоренена в народном сознании, что жаловаться на трудности, на изможденность, на усталость, на апатию у нас не было принято. В Православии очень много внимания уделено именно этой стороне бытия, и если в монашестве принят (по крайней мере, был раньше принят) аскетизм, то в жизни мирской и по сей день остро чувствуется разница между старшими, сохранившими какие-то остатки христианского сознания,  и нынешним молодым поколением с его пышно расцветшим сластолюбием, горькие плоды которого ему ещё предстоит пожинать.

          Так как же нам теперь быть? Отказаться совсем от всяких удовольствий, перейти  к аскетизму? Такой шаг вряд ли будет посильным для подавляющего большинства из нас.

      На самом деле Господь оставляет место и для радости, и для удовольствия.  Серые будни сменяются праздниками,   времена упадка – подъёмом. Подобно тому, как меняется  небо над головой, меняется и наше настроение.   Однако чрезмерные удовольствия и наслаждения, искусственная погоня за ними ведёт в конечном счёте к утрате радости бытия. К примеру, раньше торт покупали только к большому празднику и только после получки,  уличную иллюминацию устраивали лишь к очень большим праздникам. Сегодня же эти вещи примелькались, стали обыденными,  отчего ощущение праздника Нового года оказалась утраченной,  да и прежние незатейливые радости бытия вроде кусочка торта   утратили былую способность радовать. Однако в то же время гедонизм назойливо требует удовольствий и наслаждений, отчего в людских душах возникает раздрай, следствием которого являются столь распространённые ныне депрессии.

     Есть в жизни радость, в том числе и самая простая, естественная: как прекрасно, например, свежее летнее утро, как хорош тихий вечер – эти простые радости бытия в прошлой пьяной жизни либо не воспринимались вообще, либо на них приходилось смотреть словно сквозь тюремную решётку, с сожалением думая, что вот она, жизнь, проходит, и проходит она то в мути опьянения, то в сменяющей его поганой похмельной одури,  где нет места и намёку на радость.

   Радость же мы получаем от исполнения воли Бога, когда воплощаем своё предназначение,  с которым пришли в этот мир. Такая радость не оставляет после себя похмелья, угрызений совести, чувства вины, провалов в памяти и прочей гадости. Радость часто созиждется в самых простых с виду делах, но лишь  когда она не ставится самоцелью.

    В заключение приведём выдержки с одного из интернет-форумов, наглядно показывающие  работу идеи гедонизма и её место в  проалкогольной запрограммированности сознания, а так же отрывки из писем соратников посвящённые рассматриваемому здесь вопросу:

— Приверженцы «собриологии», не могут дать людям равноценной замены алкоголю, приносимому им у-до-воль-стви-ю. Причём замена должна быть равноценной не с вашей, а с «ихней» точки зрения.

— И даже не подумаю идти на такой подлый шаг. «Дать равноценную замену…» — чему? Обману? Заменить один обман каким-нибудь другим?

— Задача получения максимального удовольствия совместима с православным мировоззрением, потому что православный имеет целью обрести рай, Царство Божие. А что это, как не состояние ВЫСШЕГО духовного удовольствия.

-. По вашему выходит, что гедонизм является главной задачей живущих на Земле. Ну, пока до рая дело не дошло, — так чего зря время терять? Алкогольное опьянение — отличная замена духовному удовольствию, хе-хе…

— Ты не можешь себе представить (как это делают миллиарды людей на планете Земля, не страдающих алкогольной зависимостью), что можно наслаждаться жизнью как в трезвом состоянии, так и получать удовольствие от употребления алкоголя…

— Если уж на то пошло, я не ставлю себе целью получение наслаждений и удовольствий, более того, полагаю такие цели примитивом на уровне животных инстинктов, недостойных человека разумного. Стремящийся к наслаждениям всегда, во все времена, ничего кроме насмешки и презрения не вызывал и не вызывает. А уж что до алкогольного удовольствия… извини,  но это уж вообще плебейство. Я конечно понимаю, что пнул сейчас одну из священных коров господствующей идеологической доктрины, но тем не менее опускаться  до столь примитивного уровня не намерен. Сейчас, на четвёртом году трезвости, я понял, что только теперь стал жить обычной человеческой жизнью, в которой есть место всему: и хорошему и плохому, и радости и печали, и многим другим сторонам,  которые в пьяном угаре и похмельной одури просто не осознавались или не замечались.

   Нам конечно же хочется приятного, хочется быть весёлыми, довольными, радостными. Но как нельзя питаться одними кондитерскими изделиями, так нельзя строить свою жизнь из одних лишь удовольствий. Жизнь  с примесью алкоголя ни в коей мере нельзя считать естественной уже потому, что в ней ради получения видимости наслаждения гробится всё остальное. 

    Мужчинам следует стойко переносить удары судьбы и совсем не к лицу впадать в панику или меланхолию из-за случившихся неприятностей. Здесь мы опять сталкиваемся с духом времени, пытающегося сделать из нас каких-то изнеженных созданий, ищущих везде и всюду одни лишь удовольствия. Вполне естественно, что при таком настрое даже не то что неприятности, но и обычные жизненные трудности без которых прожить в этом мире просто невозможно, вызывают стремление немедленно сгладить горечь. Понятно, что этого проще всего достичь  посредством алкоголя. Описанное служит хорошим примером того, откуда берётся настроенность на употребление спиртного. Даже когда вроде бы нет прямых призывов к его употреблению, в глубинах души живут установки, вынуждающие прибегать к наркотическим ядам.  В красивых упаковках при мощном рекламном обеспечении алкогольно-табачные яды предлагаются нам как средства получения удовольствия, но на самом деле потребление алкоголя и табака ввергает в зависимость, разрушает жизнь и ведёт к гибели. Доставляемое наркотическими ядами «удовольствие»  служит наживкой на крючке зависимости,  который мы заглатываем по чьей-то злой воле.

   Алкоголь и табак являются оружием массового поражения, ярким свидетельством чему в первую очередь служат девушки и молодые женщины с сигаретами и банками пива в руках. Если бы наши прародители строили свою жизнь на таких же вот эгоистических устремлениях, то нас с вами попросту не было бы сейчас на этом свете.  Доставляя себе удовольствие приёмом наркотических ядов, как это повелевается делать сейчас, мы крадём будущее у наших потомков, получаем удовольствие за счёт наших детей.  В этом отношении все народы белой расы находятся сейчас в крайне неблагоприятном положении, и   гедонизм  является одной из основных причин её вырождения. За гедонизмом стоит ещё более чудовищная установка на оправдание греховности падшего естества вообще, при котором грех (в переводе с греческого – промах), объявляется  правильным, и следовательно — допустимым. На самом же деле пьяная жизнь — это жалкое прозябание в ожидании очередной гадости, которая  обязательно  случится, потому что так и ходит за тобой по пятам. Поэтому

Употребляющий алкоголь   подобен рыбе, пытающейся  полакомиться наживкой на крючке