Насилие алкогольной идеи

Насилие алкогольной идеи

   Мы с вами много говорили о свойствах невидимого врага, о его приёмах и  способах  которыми  он умудрялся нас обманывать, гнуть нашу волю,   заводить в тупик рассудок, прятать от нас свои дьявольские механизмы и рычаги воздействия. Но не смотря на сравнения, подтверждаемые собственным опытом, полученную картину  можно уподобить плоскому изображению. Теперь же, когда  враг посрамлён и навсегда изгнан прочь, взглянем на прошлое несколько с иной точки зрения, позволяющей увидеть  тот ужас, что творился с нами ранее, как бы в объёмном изображении. Для этого приведём подобие из жизни мелких бессловесных тварей: как отвратительные, гадкие паразиты живут и развиваются за счёт тела и жизни другого насекомого. Мало того, что они неизбежно приводят его к гибели, так  они каким-то непостижимым образом заставляют своего носителя их же и  защищать. И не только защищать, но и в корне менять свою жизнедеятельность, отчего приютивший паразита губит свой род.

   Вот и в нашем случае паразитическая, губящая нас  идея,  смогла одно время угнездиться в нашей душе, да ещё заставила себя же оправдывать, работать на неё, приносить ей в жертву нужды наших близких, заражать ей других наших соотечественников, и что самое ужасное – наших детей.  Это жуткое явление бытия находит своё отражение в мире насекомых, и там оно выглядит не менее ужасно. Сейчас, соратник, ты обрёл уже достаточную твёрдость, поэтому теперь можешь  честно взглянуть на  это  ужасное сравнение.  Чтобы его провести, надо вновь вернуться к началу нашей борьбы, вспомнить, как обстояло дело перед началом освобождения. Итак, из дневника соратницы:

   «…. Начала  вспоминать  тот период жизни в которой  употребляла спиртное, и понимаю,  что  тогда меня  не останавливало  ничего. Ни  слезы  матери, ни  увольнения  с работы, ни ужасные  истории в которые  я попадала  по вине  алкоголя, ни  развод  с мужем. Потери  шли за  потерями  во всех  сферах  моей жизни, но  я становилась  только всё более  и более озлобленной, винила  всех и вся. Себя  я просто  ненавидела, моя  самооценка была  ниже нуля (а это  обратная сторона гордыни)….»

  И всё это происходило из-за скрытного воздействия  алкогольной идеи, постоянно требовавшей своего воплощения и так же постоянно ускользавшей от разоблачения. При этом мы каким-то удивительным образом  умудрялись эту идею выгораживать, защищать, спасать, прятать в тайниках своей души. Помнишь, у нас было задание написать дневник на тему «опасность культурного употребления алкоголя  не осознаётся. Человеку,  следующему КУ*, невозможно объяснить  исходящую от этой идеи опасность».     Здесь надо было показать особое коварство алкоголя,  заключающееся в его способности долгое время действовать скрытно, не причиняя видимого вреда. Если и появляются подозрения относительно «пользы» или допустимости алкоголя, то они мгновенно глушатся проалкогольной агитацией – как внешней, так и внутренней. Вспомни  собственный прошлый опыт: бывало, задумаешься порой что спиртное – это плохо, и тут же мысль: а как же шампанское, коньяк, а как же свадьбы, похороны, приёмы,  встречи, презентации, фуршеты? Весь мир употребляет без вреда (?) хорошие алкогольные напитки, надо просто знать меру и употреблять их культурно (контролируемо)….

   Что это было? Почему собственный опыт, почему отрицательные примеры окружающих отвергались в угоду каким-то представлениям? Почему  эти самые представления не были нами по-достоинству оценены и изгнаны вон? Теперь мы хорошо знаем: это работала самозащита  укоренившейся с детства алкогольной идеи, и она на этом не останавливалась, заставляя вставать на её, идеи, защиту, вырабатывать программы её воплощения, служить ей, передавать её другим…   И вот опять в нашем рассказе пошли абстракции: самозащита…  какой-то идеи…  где-то там… но самое ужасное в том, что происходило всё это не где-то с кем-то, когда-то, а непосредственно с нами, и напоминало следующее:

Впервые открыто изменение касты насекомых паразитами

Юлия Рудый, 27 октября 2011

(выдержки из статьи)

 Учёные впервые обнаружили, что паразиты могут не просто менять поведение своих хозяев, но и лишать социальных насекомых касты…. Отношения бумажных ос и представителей вида Xenos vesparum вообще отличаются от других примеров паразитизма своей запутанностью.  Энтомологи из Италии и США исследовали влияние паразита X. vesparum на бумажных ос вида Polistes dominula, странное поведение которых было известно им давно. Инфицированные особи бросали свои непосредственные обязанности и отправлялись в длительные путешествия, кто-то умирал, а кто-то снова возвращался в родные и чужие гнёзда.

   Выяснилось, что весной отдельные рабочие осы заражаются личинками паразитов, которые прячутся на нижней стороне листьев, а иногда присутствуют и внутри колонии. Паразит проникает внутрь брюшка насекомого, где питается кровью хозяина. Постепенно личинка становится всё крупнее и крепче, в то время как оса хоть и растёт, но во многом отстаёт от своих собратьев. Другие рабочие осы добывают пропитание, заботятся о подрастающем поколении, чинят гнездо и защищают колонию, а заражённые особи бесцельно шатаются по гнезду и полностью теряются для окружающего социума.

   Ранним летом, когда все осы работают на благо колонии,  заражённые паразитами осы покидают дом и отправляются к определённым местам сборов. И когда в одном таком набирается достаточно насекомых, у  паразита X. vesparum начинается период размножения. (Сами осы к тому времени давно и безнадёжно бесплодны).  Выросшие и окрылённые самцы паразитов выходят из тел хозяев и спариваются с самками, которые лишь частично показываются из брюшек других ос, пишет Wired.

osa

По часовой стрелке: (a) — заражённая самка P. dominulus; (b) — две личинки X. vesparum, торчащие из её брюшка; (c) — самец X. vesparum; (e) — самка X. vesparum; (d) головы двух самок паразитов, выступающие из брюшка осы (иллюстрации Beani et al./Animal Behaviour).

  Осы, внутри которых росли самцы-паразиты, после этого, как правило, погибают (чаще всего от инфекции, проникающей в их организм через оставленные отверстия). Осы с самками остаются в живых, они собирают еду, как королевы растут в размерах. Поздней осенью они отправляются на зимовку в подходящие места (такое поведение также свойственно только королевам ос — большая часть гнёзд зимой вымирает). «Паразиты каким-то образом заставляют рабочих ос вести себя, как королевы, но при этом они ими не являются, ибо бесплодны», — рассказывает один из авторов работы Фабио Манфредини  из университета Пенсильвании.

  Весной настоящие королевы отправляются строить гнёзда, а заражённые особи тем временем выжидают, внутри них заканчивается рост потомства X. vesparum. Проходит ещё немного времени, и они покидают места зимовки. Одни отправляются на поиски пищи, разбрасывая подрастающих паразитов по округе (и в частности, оставляя их под листьями растений), другие – среди дня навещают гнёзда других ос. В это время настоящие королевы улетают за пропитанием, а защитников колонии ещё нет (они не успели вырасти). Заражённые осы ползают по гнезду, разбрасывая опасный «груз» из молодых личинок. «Они по-прежнему полностью анархичны», — добавляет Фабио. Цикл замыкается.

http://www.membrana.ru/particle/17029

    Мы видим сходное воздействие    паразита на осу и  паразита- алкогольной идеи на человека: в обоих случаях паразит полностью подчиняет своему интересу  поведение приютившего его, заставляя последнего пренебрегать не только собственными потребностями, но и нуждами всего своего рода, заражать тлетворным началом свой народ, своих соотечественников. Вспомним, как мы сами в своё время сеяли зло, доказывая другим пользу алкоголя, оправдывая его употребление.  Делали мы это  под влиянием внутренней вражеской работы,  назойливо подкрепляемой внешней агитацией: почти в любом произведении искусства мы встречаем сюжеты КУ. Конечно, в классике их нельзя считать примерами злонамеренного воздействия на сознание – в прошлые времена потребление алкоголя не носило ещё столь катастрофических масштабов как сегодня, поэтому и последствия его не были столь ужасны, хотя суровые предостережения против того же вина даны нам в Священном Писании ещё с глубокой древности.

    Таким образом, встречающиеся в классике примеры КУ порождены всё тем же коварным свойством алкоголя скрывать свою разрушительную сущность. Видели бы великие писатели, художники, поэты прошлого к чему в дальнейшем приведёт потребление алкоголя, чем и как отразятся созданные ими образы в миллионах человеческих душ! Они наверняка пересмотрели бы своё отношение к этому явлению, взглянули бы на него совершенно другими глазами.    Ещё более отвратительным и оскорбительным для гениев прошлого является теперешнее использование их произведений в целях проалкогольной агитации и программирования на потребление алкоголя.

    Примеров комиссарской работы здесь предостаточно. Бросается в глаза их настырность, их маниакальное упорство, стремление проникнуть туда, где их деятельность приносит наибольший вред. Не менее опасна их агитация и для достигших успехов в деле трезвости, но не знающих об описываемых здесь  подводных камнях.     Если отвратительные, ужасные формы алкогольных отравлений не вызывают ни у кого сомнений в их недопустимости, то опасность КУ заключается в отсутствии этих ярко выраженных внешних признаков, что однако никоим образом не умаляет ядовитой и наркотической сущности алкоголя, а напротив, —  делает её намного страшнее.     И лишь на поздних сроках иногда приходит горькое понимание действительности.

   Оса ничего не может поделать с проникшим в неё нахлебником. Бог оставил нам, дорогой соратник, прекрасную возможность разоблачить и изгнать отвратительного, гадкого паразита, посрамить невидимого врага и его поганую волю.