Подруга

       Небольшой рассказ о том,  как показала себя сознательная трезвость  при попадании в привычную питейную обстановку.

 Подруга

Это была очень тягостная для меня встреча, и она ещё больше укрепила меня в моей трезвости. Она доказала мне на примере близкого человека, насколько хитёр враг и как отвратительна его суть.

Подруга назначала время на поздний вечер, намекая, что мы отлично посидим и ночевать я останусь, понятное дело, у неё. «Ничего приносить с собой не нужно, — сказала она по телефону и хрипловато рассмеялась, — всё есть, как в лучших домах». Голос был возбуждённый, с налётом истеричности. Банальная фраза, знакомые нотки.

Я передвинула время на обед, и думаю, приди я позже, дверь была бы уже закрыта намертво. Я всё-таки захватила с собой сок, который опять же встретили смехом – типа, вот и «запивон» пришёл.  Всем своим видом подруга пыталась показать, что всё у неё прекрасно и чувствует она себя отлично во всех планах, и плевать она на всё хотела. Однако запущенный дом со следами спешной уборки, батарея пустых бутылок, которые я опытным взглядом тут же засекла за холодильником, да и весь её внешний отёчный суетливый вид плюс перегарный выхлоп просто кричали об обратном:  «Мне, — реальной, — плохо, но я, — реальная, — на данный момент этого ещё не осознаю».

Всё это мало было похоже на наши прежние, так называемые культурные посиделки. Раньше я всегда, идя к ней (да и ко всем) в гости, несла с собой в сумке дополнительный алкогольный яд. Всё-то мне казалось, что я плохо кормлю своего внутреннего алкоголика, плохо выполняю его установки! Меня злило до трясучки, что подруга пьёт медленно и мало, смакует там что-то! И под различными предлогами я всё удалялась и удалялась из кухни, чтобы сделать торопливый глоток из припасённой бутылки с отравой. А на столе – красивые бутылки, хрустальные бокалы. (Ох, уж это культурное отравление! С его помощью алкогольная программа просто вдалбливается в головы, начиная с раннего детства, – ведь всё так невинно обставлено.)

Сегодня алкогольного яда было с избытком и с выбором. Ко встрече со мной готовились, зная, что я всеЯдна. Думаю также, что случись эта встреча недели на две раньше, моя трезвость дала бы трещину. Я органически (наверное, больше пока на эмоциональном уровне) ощутила, как помогает мне программа Шичко противостоять искушениям алкогольной зависимости.

Я мгновенно и бесповоротно выгнала из головы мысль, что могу обидеть подругу своим отказом травиться. А ведь зачастую именно этот страх обидеть кого-нибудь и толкает к употреблению. Алкогольный враг действует хитро – внушая это ложное чувство вины перед другими людьми за отказ от яда.

Подруга уже слегка осоловело водила глазами. Мой приход взбодрил её ненадолго, и из неё полезли амбиции, жалость к себе, полные неадеквата придирки, пьяные слёзы, суицидальные идеи, обида на меня, что отказываюсь поддержать её в горе и отравиться вместе с ней. При этом филологическая заумь хитромудро сплеталась с хорошо знакомым: «Ты же меня уважаешь?». Подруга уверяла меня, что в её обстоятельствах отравление алкогольным ядом – это единственный выход! Я же видела, что это нашептывает ей её бес. Она предпочла, прикрываясь обстоятельствами, уйти от проблем в другую реальность и оттуда звучал бесконечный монолог её внутреннего алкоголика, который упивался своей значимостью от того, что захватил в плен очередного хорошего человека… Как мне это напомнило меня былую!

Общение просто отсутствовало…

Конкретно в этой ситуации, наверное, трудно говорить про привычное шаблонное поведение – отравление алкоголем при встрече. Здесь враг (я надеюсь, что скоро это закончится) одержал победу и празднует её уже который день!

Мне сложно было сдержаться от предложений помощи. Но их сегодня некому было слышать! Я не сразу, но в какой-то момент поняла очень отчётливо, что подруги-то сейчас рядом нет. Я  пытаюсь разговаривать с её внутренней зависимостью, а она просто упивается своей властью над оболочкой с внешностью моей подруги!

Сегодня до подруги невозможно было достучаться! Я уже просто чтобы о чём-то говорить и что-то делать, стрясла с неё невнятное обещание «завязать» с завтрашнего дня, но все мы знаем цену этим обещаниям.

Сколько я сама обещала и себе, и близким! И сколько раз шла потом на поводу у своего врага, перенося начало активных действия на завтра. Сейчас я осознала свою зависимость и предпринимаю все возможные усилия для разрушения имеющейся алкогольной программы и возведения здания трезвости. Я делаю это сегодня!

Во время всё более бессвязного монолога, в котором уже сложно было понять вообще, кто в чём виноват, но обвинялись все, подруга глушила мартини бокал за бокалом (иллюзия «культурного пития» продолжается!), потом стала просто засыпать. Я довела её до дивана. Оставила свой телефон и телефон знакомого нарколога сестре подруги. Сегодня я вряд ли могла бы сделать что-то большее. Думаю даже, что ещё и мой приход спровоцировал её внутреннего алкоголика показаться во всей красе и продемонстрировать свою власть и силу. Однако во мне это показательное выступление только укрепило желание навсегда отказаться от смертельной алкогольной отравы, как от мерзости, которая так увечит людей. Мне очень жаль подругу. Она умница, каких поискать. Больно смотреть на это саморазрушение!

Ещё я думаю, что подруга готовилась ко встрече со мной, и ей хотелось предстать сильной, несломленной. Но алкогольная зависимость оказалась хитрее. Воспользовавшись непростым периодом в её жизни, она постаралась захватить все возможные позиции.  Подруга сейчас — не хозяин своего мозга и организма, там властвует алкогольный бес. Потом ей останется только разгребать за ним всё, что он успеет натворить. Я надеюсь, что ей хватит сил на изменения. Я верю в неё.

Теперь я знаю, насколько хитёр враг. Насколько он нагл и упорен. Как подло он пользуется любой ситуацией, когда даёшь слабину. Я категорически отказываюсь вести любые беседы с моим врагом, любое самоотравление для меня само по себе – поступок глупый и нелепый, а последствия его отвратительны. Эта встреча дала мне показательный пример того алкогольного безумия, от которого я ухожу стремительным и верным шагом – в трезвость.

После я вышла на улицу — как из подвала, где отвратительно пахнет кислятиной, глотнула свежего воздуха и ощутила постигшее меня счастье – осознанную трезвость, которую я заботливо взращиваю.

Трезвость для меня – это жизнь, незамутнённые чувства, свои мысли, возможность решать свои проблемы, гармония и внутренний комфорт.

Алкоголь – смерть, разложение, неадекватность, нелепые обиды и идиотские поступки, зазомбированность и глупость.

Я выбираю трезвую жизнь! Осознанно и бесповоротно.

Написала о встрече, потом через три часа проснулась. Перепечатала. Что-то всё бродит в голове, непонятно что. Понимаю, что каждый бросает травиться сам, но мне показалась противоестественной радость от того, что это не со мной.  Однако я радуюсь…

— Ты с честью выдержала очень тяжёлое испытание. Устояла в случае, когда подавляющее большинство падает. Помню по своему опыту очень сходную ситуацию, когда будучи ещё незнакомым с методом Шичко,  я воздерживался около 4-х месяцев, затем так же вот встретился со своим старым товарищем у него на даче и понеслось…. как же потом было гадко и тошно во всех смыслах и отношениях!

Теперь ты со стороны насмотрелась на все прелести алкогольного отравления: как исчезает человек, личность, как на его месте появляется какая-то субличность, который ты нужна лишь как  источник дополнительных приятных моментов, какие дурные бессодержательные разговоры ведутся в пьяном виде, и т.д.

Радость твоя вполне обоснована, а смущение в душе вызвано опять-таки подлостью врага: с одной стороны – как не радоваться, когда видишь из какого дерьма ты вылезла, с другой –  а как же радоваться, когда там остался близкий тебе человек? Всё равно что спастись с тонущего корабля, на котором осталась твоя подруга… Вся трудность в том, что люди далеко не всегда желают спасаться: кидаешь им спасательный круг, канат, а они, барахтаясь в волнах, злобно его отталкивают: «сам справлюсь, чего лезешь!». Это ещё одна характерная сторона работы врага: человек не сознаёт беды, у него нет критики к своему состоянию. По научному это называется анозогнозия и сделать здесь что-то чрезвычайно трудно.

В случае с твоей подругой лучше выждать какое-то время, затем пообщаться с ней, предложив совместное избавление. Давать ей смотреть или слушать лекции Жданова – конечно можно, но опять-таки это надо делать когда она будет в относительно нормальном состоянии. Вообще дело это очень непростое, человек порой годами созревает для такого решения.