Поможет ли мне метод Шичко?

                        Поможет ли мне метод Шичко? 

 «…. У меня нормализуется давление. Я выгляжу очень хорошо. Интересное наблюдение, как только напишу «нормализуется давление», оно действительно на следующий день нормальное, не пишу —  может подняться. Это, что новая зависимость от самовнушения?»

     Нет, это одно из таинственных явлений в нашей жизни известное с глубокой древности и до сих пор не объяснённое наукой. Обычно его называют кратко внушением, но по сути это ни о чём не говорит. Определённо можно сказать лишь одно:  это явление свидетельствует о превосходстве духа над материей: процессы, происходящие в нематериальных сферах (сознание\подсознание человека) находят своё отражение в материи: происходят видимые изменения в организме, то есть в части уже вполне материальной. Например, давно и хорошо известно исчезновение бородавок под действием заговоров, эффект плацебо, можно привести и множество других подобных примеров.

   Они связаны с воздействием на некие сокровенные глубины, ведающие управлением жизни нашего тела. Наш организм является сложнейшей биологической машиной, перед которой все вместе взятые технические достижения человечества – сущий пустяк. Но любая техническая система требует управления, без которого она бездействует, приходит в негодность или погибает, и чем сложнее техника, тем важнее и сложнее управление ей. Вот и наше тело так же имеет свои системы управления,  и если они дают сбой, мы сразу чувствуем что-то неладное. Чтобы лучше понять порядок их работы,  сравним внутреннее устройство человека с государственным устройством.

   Есть в стране две ветви власти: законодательная и  исполнительная. Законодательная представлена Госдумой, исполнительная – правительством. Госдума издаёт законы, то есть порядки, по которым надлежит жить и действовать, и её можно уподобить нашему рассудку, —  вспомните русское выражение «без царя в голове».

     Исполнительная власть – это правительство, его задача –жизнеобеспечение, то есть всё, что связано непосредственно с нашей жизнью: энергетика, транспорт, связь, продовольственное снабжение, оборона, поддержание внутреннего порядка, денежный оборот и прочее  – всем этим ведают соответствующие министерства, комитеты, структуры. Есть такая исполнительная власть и внутри человека, она составляет, условно говоря «внутреннее правительство». Когда нам голодно, хочется пить, слишком жарко или холодно, мы слышим позывы «правительства» говорящие о неблагополучии или угрозе, и напротив – благоприятные обстоятельства воспринимаются «правительством» как что-то приятное и полезное, отчего у нас появляется чувство удовольствия.

     В государстве правительство подчинено законодательной власти, оно не имеет права издавать или менять законы, принятые властью законодательной, правительство должно лишь строго их исполнять. К примеру, полиция не имеет права превышать размер штрафа, прописанный в кодексе, принятым Госдумой. Более того: полиция, прокуратура и другие правоохранительные органы обязаны строго, до последней запятой, исполнять букву закона, и любые отступления  должны здесь жёстко пресекаться.

    Если же мы посмотрим на себя, то обнаружим, что наше «правительство»  весьма автономно: с одной стороны, мы целиком и полностью распоряжаемся своим физическим телом, но с другой стороны наша власть над ним оказывается весьма ограниченной. Мы почти не можем сознательно влиять на его жизнедеятельность:  непосредственно понизить или повысить температуру, кровяное давление, частоту сердечных сокращений  — всё это оказывается нам неподвластным, не говоря уже о более тонких и сложных частях – биохимии, выработке гормонов,  работе ферментов. Все эти сложнейшие процессы протекают под присмотром «правительства», а оно в свою очередь руководствуется имеющимися у него, правительства, сведениями. К этим сведениям относятся как сигналы от внутренних сред организма, так и чувства от внешних воздействий. И те и другие  бывают как приятными, так и напротив, болезненными. Их появление увязывается «правительством» с сопутствующими обстоятельствами, отчего образуются хорошо нам знакомые условные  рефлексы: съел ребёнок конфетку, и закрепилось у него в памяти, что конфета – это вкусно, схватился за уголёк – на всю жизнь хорошо запомнил, что огонь жжёт. Условные рефлексы являются «прерогативой правительства», они  уходят в подсознание и их работа почти не подчиняется рассудку. Воспротивиться требованиям «правительства» весьма сложно: посмотрите, какое бесчисленное множество путей борьбы с лишним весом существует сегодня. Их число говорит об отсутствии надёжных способов умерить «аппетиты правительства»: ведь оно, как исполнительная структура, работает над созданием жировых запасов – это его задача, его забота о будущем, в котором могут оказаться чёрные дни. При этом «правительство» лишено возможности оценивать  грядущее, сопоставлять накопленное и действительно требуемое, оно знает лишь одно – надо запасать, пока есть, что есть! Разум, видя непомерное увеличение массы тела, пытается воспротивиться, но…. Ах она, эта правительственная автономия!

   Теперь посмотрим, что происходит при приёме  наркотиков. Если первые пробы вызвали одни лишь приятные ощущения, «правительство» получает мощнейшее внушение: «хорошо!». А раз так, то оно всеми силами станет  ждать, желать и хотеть повторения этого самого «хорошо!!»,  и чем сильнее будет приятное действие наркотика, тем больше будет восклицательных знаков, тем больше будет стремления повторить ещё и ещё раз это самое «хорошо!!!», даже в ущерб другим жизненно важным потребностям. Вспомните эксперимент с крысой, которой вживили электрод возбуждающий центр удовольствия: она до полного изнеможения, забыв о еде и пище, жала и жала на педальку.

    Так возникают глубокие чувственные впечатления, служащие важной частью механизма зависимости. Разум обычно оказывается слабым перед напором желаний «правительства», и как показывает жизненный опыт, разумные доводы здесь мало кого останавливают:  рассудок вопреки естественному порядку  начинает идти на поводу  «правительства». Если дело пойдёт дальше, то вслед за чувственными впечатлениями начнёт развиваться физическая потребность в наркотике – желания «правительства» превратятся в требования, причём требования первоочередные, перед которыми разум будет уже совершенно бессилен.

   Как же заставить «правительство», то есть неподвластные нам структуры управления, работать в нужном направлении? Как «захотеть» не хотеть наркотика? В государстве в  подобных случаях Госдума принимает специальные законы, ставя тем самым перед правительством нужную задачу, но как быть нам? Оказывается, кое-что в этом отношении нам всё же дано, и мы тоже можем поставить себе задачу на исполнение, очень трудную и даже смотрящуюся неисполнимой. Тому есть множество примеров, в частности описания А.И. Солженицына в «Архипелаг ГУЛАГ», где заключенные в нечеловеческих условиях выживали, поставив себе соответствующую задачу. Вот части главы, повествующие об этом удивительном явлении:

    «… А годы идут…         ….Все это бесконечное время ведь не бездеятельны мозг и душа заключенных?! Они издали в массе похожи на копошащихся вшей, но ведь они — венец творения, а? Ведь когда-то и в них вдохнута была слабенькая искра Божья? Так что теперь стало с ней?…   ….В нашем почти поголовном сознании невиновности росло главное отличие нас — от каторжников Достоевского, от каторжников П. Якубовича. Там — сознание заклятого отщепенства, у нас — уверенное понимание, что любого вольного вот так же могут загрести, как и меня; что колючая проволока разделила нас условно. Там у большинства — безусловное сознание личной вины, у нас — сознание какой-то многомиллионной напасти. А от напасти — не пропасти. Надо ее пережить.

  …Люди умирали сотнями тысяч и миллионами, доведенные уж кажется до крайней крайности — а самоубийств почему-то не было! Обреченные на уродливое существование, на голодное истощение, на чрезмерный труд — не кончали с собой! И, раздумавшись, я нашел такое доказательство более сильным. Самоубийца — всегда банкрот, это всегда — человек в тупике, человек, проигравший жизнь и не имеющий воли для продолжения борьбы. Если же эти миллионы беспомощных жалких тварей все же не кончали с собой — значит жило в них какое-то непобедимое чувство. Какая-то сильная мысль.      Это было чувство всеобщей правоты. Это было ощущение народного испытания — подобного татарскому игу. …

     …Начинается полоса пересылок. Вперемежку с мыслями о будущем лагере мы любим теперь вспоминать наше прошлое: как хорошо мы жили! (даже если плохо). Но сколько неиспользованных возможностей! Сколько неизмятых цветов!.. Когда теперь это наверстать?.. Если я доживу только — о, как по-новому, как умно я буду жить! День будущего освобождения? — он лучится как восходящее солнце!

     И вывод: дожить до него! дожить! любой ценой! Это просто словесный оборот, это привычка такая: «любой ценой». А слова наливаются своим полным смыслом, и страшный получается зарок: выжить любой ценой!   И тот, кто даст этот зарок, кто не моргнет перед его багровой вспышкой — для того свое несчастье заслонило и все общее, и весь мир…

     …Самоприказ «дожить!» — естественный всплеск живого. Кому не хочется дожить? Кто не имеет права дожить? Напряженье всех сил нашего тела! Приказ всем клеточкам: дожить! Могучий заряд введен в грудную клетку, и электрическим облаком окружено сердце, чтоб не остановиться….».

(Выдержки из: А.И. Солженицин. Архипелаг ГУЛАГ. Часть четвёртая «Душа за колючей проволокой». Глава первая «Восхождение».)

     Мы с вами находимся, слава Богу, в куда более мягких условиях, но вполне можем использовать эту таинственную особенность для избавления от зависимости, улучшения общего состояния организма, делая это осторожно, благодаря Бога, видя в этом подтверждение древних  православных истин изложенных в Священном Писании: «Сначала было Слово…»  Вот мы и используем Слово, данное нам свыше. Получаемые блага – исчезновение тяги, интереса к алкоголю, затухание вражеских идей и мыслей, потеря власти над нами со стороны зависимости и обретение нами первоначальной свободы – всё это является подтверждением древних истин с одной стороны и ниспровержением взглядов вульгарного материализма о примате материи над духом – с другой.

     Лёгкое, без депрессий и срывов снятие зависимостей при помощи метода Шичко, переход к состоянию первозданной свободы и равнодушия к наркотическим ядам позволяют предположить, что основной частью зависимостей являются начала нематериальные, что и подтвердилось открытиями самого Геннадия Андреевича.

  Понятие «самовнушение» будет здесь неверным, поскольку само понятие внушения предполагает какое-то искажение истинной картины, поэтому будем пользоваться более твёрдым  и определённым  понятием: «постановка задачи своему подсознанию». Написав её с вечера в дневнике, мы тем самым ставим себе задачу, над которой ночью, во время сна, будет трудиться наше «правительство».

    Надо сказать, что сфера эта очень непростая, в одних случаях налицо получается отличный результат – к примеру, избавление от зависимостей, но это не означает, что все жизненные трудности можно решать таким способом. Некоторые горячие головы, получив хорошие результаты, начинают думать, что таким образом можно вылечить все болезни и решить все проблемы, но это, разумеется, не так. Всякое явление имеет свои пределы, и пользоваться им надо осторожно, лишь по мере необходимости, сообразуясь с волей Бога и учением Церкви.