Похмелье

 

ПОХМЕЛЬЕ

Звукозапись занятия

Похмелье

 

Из письма соратницы:
     «Отходняки мои — что-то жуткое…  первый день я вообще подняться не могу с кровати. Одна лишь мысль об алкоголе, а не то, чтоб опохмелиться,   заставляет почти умирать. Ни есть, ни пить даже простую воду  не могу вообще, ужасная тошнота целые сутки. На вторые — физически становится немного легче, но давит апатия, депрессия. Понемногу начинаю есть, но всё равно  еда почти не лезет. На третьи сутки —  тупость в голове, головокружение и угрызения совести. Противно даже в зеркало на себя взглянуть. В общем, до конца только через дней пять отхожу. Несколько раз, когда вставал вопрос — пить или не пить, зная, что как всегда не смогу вовремя остановиться, и представляя все «прелести» следующих дней, я говорила себе — ну его нафиг! — и не пила. Наутро вставала счастливая и живая.»

Где бы не заходила речь об алкоголе, неизменно идёт смешение понятий отравления и похмелья. Что же происходит с человеком на следующий день после принятия дозы спиртного, когда опьянение заканчивается?
Вот человек впервые в жизни принял изрядную дозу алкоголя. Ему будет очень плохо, и на следующий день тоже будет невыносимо скверно. Вот человек, втянувшийся уже достаточно глубоко в употребление спиртного, имеющий, так сказать, стаж и опыт общения с алкоголем. Ему так же дурно и плохо после обильных возлияний. И вот человек, дошедший уже до физической зависимости от алкоголя, до появления явных проблем от его употребления. И ему ужасно плохо от выпитого.

Все эти состояния после принятия яда очень часто называют одним словом — похмелье, или по-научному  абстиненцией. Но на самом деле это совершенно разные состояния, не взирая на их тяжесть во всех упомянутых случаях. Главное их отличие в том, что  настоящее похмелье, или абстиненция, развиваются уже в достаточно далеко зашедших случаях алкогольной зависимости, когда дело доходит до  физической  потребности в спирте. Тут приём небольших доз спиртного почти полностью снимает всю тяжесть похмелья.

Однако гораздо чаще в нашей жизни испытывают лишь последствия обильного возлияния, не имея  физической зависимости от алкоголя. Здесь по миновании опьянения наступают последствия принятия спиртного — так же очень дурное, тягостное состояние, но не поддающееся снятию небольшими дозами алкоголя. Назовём его условно дурнотой. Невообразимая путаница в этом вопросе привела к порождению широчайшего и вреднейшего заблуждения — мнению, что дурнота снимается повторными приёмами спиртного. Оно бытует настолько широко, что встречается порой даже среди врачей-наркологов, да что там врачей — научные исследователи порой не видят здесь разницы! В результате любой отравившийся алкоголем, даже школьник — уже убеждён, что «лечиться» надо тем же, то есть похмеляться.

И вот принявший накануне солидную дозу алкоголя и испытывающий на следующий день тяжкие физические и душевные  муки, пытается от них избавиться. Как? Известно: всё тем же спиртным. Помните, ещё Булгаков словами Воланда писал в незабвенной «Мастер и Маргаритта»: «….лечить подобное подобным. Единственно, что вернёт вас к жизни,  это две стопки водки…..».

Оставляя в стороне несомненные художественные достоинства произведения, зададимся простым вопросом: какие ещё виды отравлений лечатся повторными введениями того же яда? Увы, но незабвенное  «лечить подобное подобным» на самом деле действенно только для наркотиков, да и то с большими оговорками. Во всех остальных случаях отравлений вызвавший их яд возможно скорее и полнее удаляется из организма, а не вводится в него повторно.  Ну, а если всё же совершить насилие над здравым смыслом и собственным телом, то что же из этого получится?

Итоги такого действа мы с вами увидим далее, а пока же усвоивший идею несчастный наш современник, едва унимая позывы рвоты, вливает в себя спиртное, ждёт облегчения,  —  а его нет. Но понятие диктует:

— Должно быть легче! Повтори приём!

Повторил — дурнота смешалась с какой-то мутью, чем-то напоминающей опьянение. И так как лучше всё равно не стало,  отчаяние и вопль души становятся непереносимыми. Но ведь должно же полегчать! Дай-ка ещё… и так до тех пор, пока не разовьётся новое тяжёлое опьянение.

А на следующий день опять та же дурнота, это состояние какой-то ужасной внутренней омертвелости  из которого хочется вырваться любой ценой… Любой ценой? Мы за ценой не постоим!

Описанный сценарий, ставший  к сожалению теперь хорошо знакомым многим нашим соотечественникам, ошибочно понимается как тяга к алкоголю. На самом же деле тяги как таковой здесь нет, а возникает это явление   потому, что хочется  как-нибудь отделаться от тяжёлых, неприятных ощущений.  В итоге получается  порочный круг: принял алкоголя – плохо на следующей день – надо снять дурноту. Так начинается запой, который, если говорить строго научно, ещё не является истинным запоем, как и переживаемая дурнота не является здесь настоящим похмельем. Когда возможности «продолжения банкета» оказываются исчерпанными, этот запой обрывается и приходит внутренняя опустошённость – этакая унылая безжизненная пустыня в душе, от которой опять же становится невыразимо тягостно. Чтоб от неё избавиться, нам подсовывается всё тот же алкоголь…

Следует отметить и ещё одно важное обстоятельство: с годами отравление алкоголем переносится всё тяжелее и тяжелее. По молодости последствия алкогольного отравления могут иногда не ощущаться вовсе, что отнюдь не отрицает разрушительного действия алкоголя как такового. С годами, когда силы организма начинают убывать во всех отношениях,  отравление алкоголем становится всё более мучительным, что вкупе с предрассудками о необходимости «лечения» похмелья повторными приёмами отравы, может лишь ускорить падение в пропасть зависимости.

 

В отличие от настоящего похмелья (абстиненции) дурнота для  избавления от неё требует приёма БОЛЬШИХ доз спиртного, таких, чтобы развилось новое опьянение заглушающее эту самую дурноту.

В более далеко зашедших случаях возникает физическая зависимость от алкоголя, представляющая собой изуродованную биохимию организма при которой  опохмеление МАЛЫМИ дозами как бы приводит человека «в норму», на время  снимая абстиненцию.     Таким образом, настоящее похмелье (абстиненция) — это состояние после приёма алкоголя развивающееся по миновании опьянения, оно снимается повторным приёмом МАЛЫХ доз спиртного и отмечается в глубоких стадиях алкоголизма, когда развилась уже физическая зависимость от этилового спирта.

Итак, «опохмелка» помогает лишь в тяжёлых, далеко зашедших случаях, когда  алкогольная зависимость развилась до своей полной картины. Но и тогда эта «помощь» напоминает удовольствие узника от прогулок в тюремном дворе, за которыми неизменно следует тёмная, грязная,  холодная и сырая тюремная камера алкогольной  зависимости. Главная же опасность и вред  рассматриваемого заблуждения заключаются в том, что попытки снять последствия приёма спиртного самим спиртным резко ускоряют развитие алкоголизмии, приводя дело уже  к ярко выраженной беде. «Лечение» алкоголем ведёт в конце концов к физической зависимости от него — «лекарство» начинает действовать, когда развиваются уже истинное похмелье и истинные запои. Неразбериха в этой стороне дела является важной причиной повсеместного распространения  алкогольной зависимости. Как знать, не будь этого всеохватного суеверия, не был бы наверное так распространён и алкоголизм.

Таким образом, и дурнота и похмелье являются проявлениями отравления организма алкоголем, но если дурнота возникает всегда, то похмелье (абстиненция)  приходит лишь в запущенных случаях и свидетельствует о глубоком погружении в зависимость от алкоголя.

Лучшая защита от описанных явлений — трезвость.  Но как же быть тем, кто накануне «перебрал»? Не пытайтесь похмеляться – малые дозы вам всё равно не помогут, большие – приведут к повторному, ещё более тяжело протекающему, опьянению. Если уж так случилось, что вас угораздило «перебрать», то лучше используйте простые народные средства: огуречный рассол, ванны, ещё лучше – баня, обильное питьё. Дурнота от выпитого со временем покинет вас сама, и это время будет тем продолжительнее, чем дольше вы употребляли спиртное  накануне. Здесь примерный расчёт таков: сколько дней подряд человек пил, столько же трезвых дней надо и для относительного восстановления организма от последствий химических атак. Устранению дурноты способствует физическая активность, в то время как пассивное времяпрепровождение лишь затягивает процесс восстановления. Быстро снять эту дурноту может лишь квалифицированное медицинское вмешательство, а имеющиеся в свободной продаже средства «от похмелья» оказываются как правило,  малоэффективными.

Если же вы замечаете значительное облегчение от приёма небольших доз алкоголя, то это тревожный признак, говорящий о глубоком погружении в зависимость и необходимости принятия срочных мер.

В заключение приведём несколько строк из  дневника соратницы:

«Свой организм нужно слушать и слышать больше, чем советы бывалых людей. Себя, истинного, нужно уметь слушать, игнорируя происки внутреннего врага – зависимости. На утро после принятия алкогольного яда организму плохо, он сигнализирует об этом всеми доступными ему способами. Однако вместо того, чтобы прислушаться к нему, мы идём на поводу нашего алкогольного врага, который шепчет, призывая в союзники людей, давно травящихся, — надо выпить, надо похмелиться! Я же буду слушать свой организм, он мой верный друг, я буду делать всё для того, чтобы ему было хорошо.»