Раздражительность, злобность

РАЗДРАЖИТЕЛЬНОСТЬ

30 И не оскорбляйте Святаго Духа Божия, Которым вы запечатлены в день искупления.

  31 Всякое раздражение и ярость, и гнев, и крик, и злоречие со всякою злобою да будут удалены от вас;

32 но будьте друг ко другу добры, сострадательны, прощайте друг друга, как и Бог во Христе простил вас.

                                                                                                                                     (Еф.4:30)

  Мало среди нас найдётся тех, кого хоть раз в жизни не коснулось бы это дурное расположение духа — раздражительность. Но сколь широко оно распространено, столь же мало известно и о причинах раздражительности, почти всегда остающихся совершенно или не до конца осознанными. Непонимание причин влечёт за собой и отсутствие действенных средств против него.  Между тем, раздражительность и даже её переход  в безудержный гнев часто сопровождают любую зависимость, особенно в случаях, когда её требования остаются без удовлетворения.  Хотя раздражительность не является чистым порождением зависимостей, она, тем не менее, занимает в их картине одно из ведущих мест, почему её рассмотрению и требуется уделить особое внимание.

Такое состояние психики вызвано  влиянием алкогольной или табачной программы, оставшейся без удовлетворения, но остаётся вопрос: каким образом она может это делать?    Здесь надо сначала немного сказать о раздражительности вообще.   Главная её суть  — это несогласие нашей души. Несогласие с внешними  обстоятельствами  или же с каким-то  своим  внутренним  состоянием.  Тело выражает своё несогласие болью, ум – возмущением, душа же – раздражительностью.   Чтобы быть с чем-то несогласным, надо иметь собственную, отличную от предложенной, точку зрения, и чем больше есть у нас уверенности в собственной правоте, тем выше будет и риск возникновения раздражения.     Слепая злоба, при которой свет не мил, безотчётное недовольство всем и вся является протестом  нашей бессознательной части против, если так можно выразиться, «текущего положения дел». Проще говоря, это сигнал: «Нет! Я не согласен! Не так!» Можно сказать, что это по сути та же боль, лишь выраженная несколько иначе. Раздражительность возникает под влиянием самых обыкновенных причин: голод, усталость, недосыпание, какие-то неудачи в делах, плохие известия. Обратите внимание: причины раздражения могут быть связаны как с жизнедеятельностью тела, так и иметь совершенно  невещественную природу, не касающуюся нашего тела вовсе.

Отсюда следует первый важный вывод: раздражительность не связана напрямую ни с алкоголем, ни с табаком!

Да, как ни странно, но в данном случае сами химические вещества здесь не причём. Балом правят алкогольно-табачные программы, требующие от вас своего воплощения, а отсутствие оного вызывает у вас раздражение: ваше подсознание получает от алкогольно-табачных программ требование и воспринимает его как сигнал, подобный болевому импульсу. Подсознание возбуждается, оно приходит в тревожное состояние, отчего вы начинаете испытывать раздражение.
Есть и другой путь: раздражение возникло у вас по каким-то иным причинам, например, из-за недосыпания.  Ваш организм кричит: «мне нужен сон!!!» Этот крик вы опять-таки воспринимаете как раздражительность, и тут как чёрт из табакерки выскакивает подлая мыслишка о пиве или табаке. В итоге вы почти убеждены, что ваше мучительное душевное состояние вызвано необходимостью выпивки или сигареты, хотя на самом деле всё обстоит с точностью наоборот: алкоголь и табак, отравляя ваш организм, ещё больше увеличивают потребность в полноценном отдыхе. Не смотря на все эти хитросплетения, большинство всё-таки понимает лживость этого подтекста и противоестественность такого состояния вообще, почему и ищет какой-то помощи в избавлении от него.

Надо сказать, что в нашей жизни раздражительность вообще  встречается очень часто, особенно среди мужчин. Она стала просто бичом современного мира, что особенно ярко проявляется за рулём. Мы с вами прекрасно знаем, что творится у нас на дорогах: дело доходит до того, что водители   дерутся,  стреляют и убивают друг друга. При этом раздражение охватывает всех участников, независимо от их правоты или виновности. Спрашивается: а из-за чего разгорелся сыр-бор? А не из-за чего! Поводы в большинстве случаев не стоят и выеденного яйца: не уступил, подрезал, обогнал, и тому подобные, не причиняющие никакого вреда, пустяки, но тем не менее люди идут из-за них на тяжкие преступления. Спрашивается: как человек, которого никакими силами не заставишь идти на какой-нибудь там митинг, а уж тем более брать в руки оружие и занимать боевые позиции в окопах, как он вдруг поднимается на смертный бой, даже не считаясь с превосходством противника?

Это явление объясняется вовлечённостью в него могущественных врождённых подсознательных программ, определяющих наше мировосприятие. Перемещение в пространстве служит признаком благоприятных жизненных условий, причём этот признак для нас чрезвычайно важен. Со времён утраты своего изначального идеального состояния, пространство сделалось для человека своеобразной тюрьмой, перемещаться в которой ему стоит  больших усилий.  Сравните человека с животными, и вы сразу увидите всё наше несовершенство в этом отношении. Помимо трудностей перемещения собственного тела, вся наша жизнедеятельность резко осложняется необходимостью перемещения различных грузов и предметов, из-за чего во все времена человечеству приходилось, и по сей  день приходится создавать и содержать различные виды транспорта. Поэтому облегчение нашего перемещения в пространстве  вызывает чувство радости и удовлетворения, свободы и раскрепощения, если, конечно, это перемещение не имеет угрожающего характера. По этим причинам детям нравится кататься с горки, поэтому же созданы многочисленные аттракционы, существует бессчётное множество иных развлечений связанных с перемещением в пространстве. Все они обращаются к нашим глубинным подсознательным врождённым программам, оценивающим  обстоятельства внешней среды. Кроме того, способность к перемещению в пространстве  тесно связана с чувством собственного достоинства, не зря на Руси в старину было выражение «чувствуешь себя на коне» означающее ощущение превосходства, уверенности. Отклоняясь в сторону, заметим, что перечисленные обстоятельства играют важную роль в создании привлекательности опьянения, вызывающего ложное чувство  лёгкости, невесомости, раскованности, то есть дающего видимость всё того же облегчённого перемещения в пространстве. Подробнее речь об этом идёт у нас в главе «Духовная суть опьянения».

И вот за рулём автомобиля при хорошей езде в подсознание идёт такая оценка: «хорошо, так держать!». И вдруг этому «хорошо» возникает помеха! Понятно, что возникшая помеха подсознательно расценивается как покушение и на жизненно важное средство, и на жизненно важное благоприятное положение во внешней среде, и на собственное достоинство. А раз так, то….

Мы видим, что здесь во-всю работает наше бессознательное начало. Работа его настолько сильна, что совершаемые под его влиянием поступки могут вызвать неудержимый смех у не замешанного в происходящем стороннего наблюдателя, настолько глупо и нелепо выглядят ссорящиеся. Но смеющемуся ничего не стоит  в один миг самому попасть в то же положение, и тут…. Куда только денется его рассудок!  Со смеющимся повторится в точности всё то, над чем он сам только что смеялся до слёз.
Итак, здесь мы установили, что виной всему являются искажённые оценки происходящего. Именно это важное обстоятельство – оценка, и  побуждает нас к определённым действиям. Если оценка случая будет иной, соответственно иными станут и наши побуждения к действию. Присмотритесь к себе внимательнее, и вы заметите, что один и тот же случай может вызвать у вас совершенно различную реакцию: когда-то вы этого даже не замечаете, но в другой раз этот же самый случай может очень сильно задеть вас.
Делаем отсюда вывод: наша реакция зависит не столько от существа случая, сколько от нашей оценки этого случая.
Если мы изменим нашу оценку случая, то изменятся и наши чувства, этим случаем вызванные.  Догадаться-то несложно, но что можно  здесь сделать? Ведь  мы имеем дело с нашим подсознанием, которое не очень-то склонно нам повиноваться. Однако прежде чем переходить к действиям, рассмотрим  следующие стороны этого неприятного, мучительного как для самого раздражённого, так и для находящихся рядом с ним, состояния.

   «На пятый день  капельку начинаю привыкать к трезвости.  Я раньше думал, что  атаки на сознание —  это какое-то отвлечённое  понятие, переносный смысл, но сегодняшний случай заставил понять, что  нападение тёмных сил – это страшная действительность. Меня  одна православная женщина предупреждала, что такое возможно,  я ей не верил, думал, что это какие-то  совпадения, но сегодня  такое случилось уже второй раз. Шли мы с матерью в церковь, всё поначалу было хорошо, и буквально у церкви на меня накатывает  какое-то наваждение. Я начинаю ругаться, злиться, приходить в ярость без  видимых причин. Когда-то такое  случилось со мной ранее,  теперь же я  подумал:  странно, что именно в такое время…  Сегодня  же опять  произошло то же самое. Я стал гневаться, последние мои слова были:

  — Я в церковь не пойду!

  И это при том, что  желание поехать в церковь было моим! Всё таки мы вошли в храм, и потом всё было хорошо. Но сам факт — аккурат перед церковью я подвергаюсь атаке чего-то, без причин впадаю в ярость. Православные говорят, за каждую душу идёт война,  и идущим в церковь злые силы стараются сделать всё что можно, чтобы предотвратить сближение с Богом.

  Я провёл подобие…  когда алкоголик не пьёт такое время, что биохимия и абстиненция своей роли  уже не играют,  и тут вдруг наступает наваждение, от которого  он шлёт всё к чертям, и идёт пить. Что-то сильно похожее довелось испытать и мне…»

В описанном случае  раздражение приняло вид бессмысленного, на первый взгляд, противодействия, однако при всей очевидной нелепости нахлынувших чувств, здесь прослеживается действие иной силы, не допускающей освобождения из рабства зависимости.
Представьте себе совершающих  побег заключённых,  которых заметила охрана. Понятно, что мгновенно будет поднята тревога. Вот и в нашей душе тоже происходит что-то подобное: как только наш дух пытается вырваться на свободу и всевластию невидимого врага возникает  существенная угроза, последний пускает в ход все имеющиеся у него средства воздействия. Это могут быть удары в виде чётких помыслов, или же какие-то чувственные образы,  а могут быть и  те самые  расстройства настроения, проявляющиеся в глухой злобе, непонятном недовольстве всем и вся, вплоть до  собственных решений, в желании бессмысленного возражения и противодействия. Такое состояние души, именуемое в науке дисфорией, не имеет рационального обоснования — другими словами, если обычная раздражительность объяснима действительными неблагоприятными обстоятельствами, то найти причины дисфории оказывается сложнее. Однако всякое явление имеет свою причину, ничего не происходит просто так. О религиозной стороне дела уже сказано, посмотрим теперь на это же явление с научной точки зрения, но напоследок отметим ещё одну важную черту: в приведенном случае соратник справился с невидимым врагом, не поддался его влиянию.

Итак, как уже было отмечено ранее, раздражительность, недовольство, злоба, говорят о какой-то неудовлетворённости. К примеру, неудовлетворённые потребности в сне и пище порождают раздражительность. Согласитесь, что не выспавшийся и голодный скорее окажется в дурном расположении духа, чем сытый и отдохнувший.
В случаях с химическими зависимостями раздражительность порождается…. нет, не потребностью в алкоголе или табаке, и это уже   было показано выше. Эти потребности служат  всего лишь цепными псами противоестественной алкогольно-табачной программы, установившей свою власть над душой. Здесь раздражительность порождается не столько потребностью в ядах, сколько неудовлетворением программы их потребления. Программа, оставшаяся без воплощения в действие — вот главная причина вспышек раздражительности, этих косвенных свидетельств неудовлетворённости её требований. Но неудовлетворённости уже не собственных естественных потребностей, а на этот раз — чуждой, посторонней, навязанной извне идеи и  программы её претворения. Хитро маскируясь под потребность самого человека, прокравшаяся в душу идея-мигрант нагло требует удовлетворения своих требований, выдавая их за ваши естественные  потребности, желания, стремления, выставляя их как обязательные к исполнению, не допуская критического их рассмотрения и осмысления, требуя толерантного и корректного к ним отношения, строго запрещая видеть губительные последствия исполнения этих требований. Иначе говоря, если наркотической программе преграждается свобода действий, в душе начинает копиться вызванное ею раздражение,  которое можно образно уподобить тектоническому напряжению, копящемуся в недрах земли. Такое напряжение разрешается в конце концов землетрясением, скопившееся же в душе раздражение выливается на окружающих, нередко оканчиваясь срывом.

Источником раздражения являются  и различные жизненные обязательства. К примеру, душа закодированного злится не из-за прекращения поступления алкоголя в организм, а в силу наложенной на неё  обязанности воздерживаться от употребления спиртного, с одновременным сохранением тайной обязанности употребления алкоголя. Последнее заявление выглядит, конечно же, весьма неожиданным, поэтому оно  требует отдельного рассмотрения. Такая обязанность раздражает так же сильно, как если бы нас с вами обязывали к исполнению мантры какой-нибудь чужеродной секты. Масла в огонь подливает здесь и уязвлённое самолюбие: «вот, ты хуже других,  другим можно, а тебе нельзя, ты не умеешь  пить». В то же время устранение ложных понятий об обязанности употребления алкоголя снимает зависимость от этого самого алкоголя без всякого раздражения: устранение корня явления удаляет и все порождаемые им последствия.

Не меньшее раздражение способно вызвать и неисполнение обязательств в отношении нас. Данное обстоятельство сплошь и рядом используется в общественной жизни для смены отдельных должностных лиц, политиков, и даже для проведения  государственных переворотов, когда населению начинают показывать чьи-то не исполненные обязательства. Ярким примером здесь может служить государственный переворот, организованный на Украине в начале 2014-го года.

Как мы теперь знаем,  недовольство порождается не столько внешними обстоятельствами, сколько нашим к ним отношением. Эта особенность используется и для достижения обратной цели, когда надо погасить недовольство, вызванное, допустим, очевидным крахом господствующей либерально-демократической доктрины рыночных отношений.   Прекрасным примером служит здесь поведение  москвичей, их отношение к происходящему. Вспомните конец 80-х — начало 90-х, когда на улицы Москвы выходили стотысячные толпы, и дело доходило до настоящих сражений. Теперь посмотрите на нынешнее время: вроде та же Москва, те же люди, но сейчас они покорно и уныло стоят в  ежедневных пробках уже без малого два десятка лет. Стоят, в большинстве своём даже не осознавая  того настоящего издевательства, которому они подвергаются, не замечая,   что они стали заложниками в отвратительных играх и политических интригах, направленных на выколачивание денег из федерального бюджета. Стоят, потому что агитпроп приучил их к мысли, что якобы очереди и дефициты были только в «проклятом совке»,  а теперь же, в эпоху демократических преобразований, никаких очередей и нехваток быть не может. Вот и  парятся наши соотечественники в нескончаемых пробках, совершенно не догадываясь о том, что эти пробки – по сути те же очереди, что были во времена СССР, что пресловутый дефицит выплеснулся теперь на дороги, обернувшись всё теми же очередями, но на этот раз уже не к кассам и  прилавкам, а к светофорам и перекрёсткам. Особо продвинутые москвичи, где-то в 2007-2010 годах, в ответ на совершенно справедливое возмущение заторами прямо заявляли: «только не надо возмущаться! Возмущаться – не надо!». Но уже в 2011 году они же, одев белые ленточки, стали призывать всех ко всеобщему возмущению:  либеральный одобрям-с вмиг сменился по чьей-то команде на возмущам-с. Правда, повод для возмущам-са был избран иной, но это уже не столь важно. Возмущенцы не могут успокоиться и до сих пор, вплоть о середины 2017 года, когда пишется эта глава, а примеры использования текущих обстоятельств для разжигания возмущения вы легко можете обнаружить в их речах.

Как мы теперь видим, кто-то пытается незаметно использовать наши естественные душевные силы, вызывая в одних случаях раздражение, а в других случаях – напротив, гася всякие попытки вполне обоснованного возмущения.   Отсюда следует всё тот же  важный вывод: причины дисфории находятся не столько во внешних обстоятельствах, сколько внутри самого человека, в его отношении к действительности, в его оценках этой самой действительности.

Однако вернёмся от общественной стороны бытия к более личной. В семейной жизни неисполнение обязанностей грозит отравить отношения, довести дело вплоть до полного развала семьи. Здесь очень важно помнить следующее обстоятельство:  твоё раздражение отравляет атмосферу в твоём же собственном доме, то есть ту среду, в которой ты сам живёшь и дышишь. Чтобы лучше понять эту сторону дела, присмотрись внимательно к себе: приятно ли тебе общаться с тем, кто отвечает тебе недовольством, раздражением? Хорошо ли находиться среди препирающихся, враждующих? А ведь твоя раздражительность выглядит со стороны ничем не лучше!

Таким образом, делаем отсюда  следующий важный вывод: как бремя обязательств, так и их неисполнение служат причиной раздражения.

Ещё одним непременным условием наступления раздражения служит, как ни странно… малодушие! Обратите внимание: раздражение выплёскивается всегда на более слабого и беззащитного, на того, кто не сможет должным образом ответить.  Раздражение никогда  не возникает в отношении более превосходного,  сильного. В этом обстоятельстве со всей ясностью проступает низость нашего падшего естества, по сути своей ничем не отличающегося от собаки, трусливо поджимающей хвост перед тигром. Подобно тому, как хулиган нападает лишь на более слабого, наше раздражение так же избирает себе кого-нибудь безответного…  Особенно ярко это проявляется при заболеваниях, когда возникающая боль в теле вызывает множество отрицательных переживаний, среди которых, однако, не оказывается раздражения. Объясняется данное явление достаточно просто: наше бессознательное естество чувствует своё полное бессилие перед болезнью, поэтому оно и не раздражается, не спорит и не протестует против неё, хотя болезнь и несёт  нам прямую угрозу.

Наконец, надо отметить ещё одну важную черту раздражительности:  её проявление говорит о неумении владеть собой, о неспособности держать себя в руках, то есть, проще говоря, — о слабости, а то и обыкновенной распущенности. Вспомните приведенное выше описания случая с отправившемся в церковь и подвергшегося жестоким приступам дисфории соратником: не взирая на всю остроту переживаний, он сумел справиться с этой чудовищной раздражительностью! Что же тогда говорить об иных, куда более часто встречающихся,  случаях раздражения, при которых это дурное расположение духа не достигает столь невообразимой силы?  Что мешает вам взять себя в руки, и повелевая собой, подавить подкатившую злобу? Ведь противоположностью ей служат самообладание и хладнокровие, эти безусловные признаки силы духа. Силы, заметьте, а не слабости, за счёт которой раздражение прорывается наружу и изливается на окружающих. В ответ же на чужое раздражение лучше всего оставаться сухим и холодным, что так же даст раздражённому почувствовать  вашу силу.

 

ДЕЙСТВИЯ

    Как же быть  с раздражительностью? Вспомним старинное русское выражение «не в духе», означающее плохое настроение с признаками раздражённости. Стало быть, раздражение – это плохо! А раз плохо, то с ним следует бороться!  Однако здесь сразу встаёт следующий вопрос: как? Как бороться с раздражительностью?  Простого ответа на этот сложный вопрос быть не может, поскольку в данном случае речь идёт о естественной части нашей души. Тем не менее, борьба с дурным расположением духа не только вполне возможна,  но и совершенно необходима. Начинаться она должна с осознания порочности раздражения как такового, с его недопустимости. Раз так, то ставим себе цель – избавиться от раздражительности, или хотя бы обуздать её приступы. Для этого нужно прежде всего отыскать порождающие её причины, затем внимательно рассмотреть их, показать себе их ничтожество.  Например, верующий, обнаружив источник раздражения в неудовлетворении своей воли, вспомнит молитву «Отче наш…» со словами «…да будет воля Твоя…». Не моя воля, а Твоя. Не как я хощу, но яко ты, Боже!

Отсюда надо переоценить свои прежние взгляды к  напастям, изменить своё отношение к ним. Наконец,  просто высмеять себя самого, ведь злящийся зачастую бывает просто смешон в своём ничтожестве.  Завершить же дело можно немым вопросом к раздражительности: «да, всё так и есть. Но я, — что? Обязан теперь злиться?».

Древняя евангельская мудрость гласит:

26 Гневаясь, не согрешайте: солнце да не зайдет во гневе вашем; 

 (Еф.4:26)

Теперь, благодаря научным открытиям Геннадия Андреевича Шичко, мы знаем, что засыпание с чувством обиды, раздражения на кого-либо или что-либо, резко усиливает это дурное расположение духа, делая его более продолжительным и устойчивым, ведь в этом случае мы «загружаем» перед сном свою душу отягощающими её переживаниями. Отсюда и вывод: в целях борьбы с раздражительностью лучше написать перед сном дневник с разбором случая раздражения, выводами и постановкой задачи на будущее. Понятно теперь и то, почему так много внимания уделяет Церковь борьбе с раздражительностью, гневом, памятозлобием и прочими подобными греховными проявлениями.

Вспомните и напишите на бумаге все добрые слова, сказанные вами в течении прошедшего дня.   … Ну, и?  …  Аааа, вот то-то! Будем честными: вспомнить-то нам тут нечего! Тогда напишем их себе  в качестве задачи на будущий день.

Есть ещё один старинный приём борьбы с раздражением: в такие тягостные минуты начните считать в уме, делать доступные вам вычисления. Загрузка рассудка отвлечёт силы вашего сознания от раздражения, однако этот приём может быть использован лишь как вспомогательный.

Да, действительно, совладать с собой бывает непросто. Однако это вполне посильно психически здоровому человеку, поэтому существуют и юридические нормы, согласно которым не сдержавший себя привлекается к ответственности. И лишь в крайних, исключительных случаях может быть принято во внимание состояние аффекта.
Итак, справиться с приступами раздражительности посильно для каждого, но эту нелёгкую задачу можно облегчить дополнительным средством — дневником Шичко. Прежде чем приступить к нему, уясним ещё раз некоторые особенности  раздражительности:

во-первых,  раздражительность – это естественное состояние поврежденной первородным грехом человеческой души, совсем не обязательно подверженной каким-либо зависимостям;

во-вторых,  раздражительность проистекает от завышенной самооценки, проще говоря, она является следствием тщеславия и гордыни, «подающих заявку» на определённый уровень  притязаний. Отказ в удовлетворении этих притязаний и вызывает то самое состояние раздражения. По этой же причине раздражительности, злобности, негодования не бывает у детей,  душа которых пока ещё не отягощена пороками самомнения так, как она отягощается впоследствии  у взрослых. Детское же недовольство выражается совершенно иначе,  недаром Господь Иисус Христос учит нас быть такими же простыми, как и дети;

в третьих, раздражительность  чаще всего бывает совершенно иррациональной, то есть лишённой сколь-нибудь серьёзных оснований;

в четвёртых, нашим чувством раздражения может управлять кто-то извне в целях, совершенно чуждых нам самим…

////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////

Всё это были описания и рассуждения. Теперь же для наглядности приведём несколько примеров из нашей переписки:

«Как быть с раздражительностью? В первую очередь — разобраться в происходящем, обнаружить, установить и хорошо, внимательно рассмотреть причины явления. У верующего есть могущественные средства защиты, для которых химические зависимости — лишь отдельный, частный случай. Что это за средства, как их правильно применять и использовать — это дело Церкви, поэтому за ними  лучше обратиться на православные форумы, к примеру сюда: http://trezvenie.org/forum/index.php

Как же быть тем, кто не имеет религиозного опыта, кто далёк от Церкви? Учитесь отделять себя от поразившей вас зависимости, вычленять в себе её проявления, распознавать их чужеродный, враждебный характер, а выявив врага — немедленно гнать его взашей!

   Подумала о том, что слабо у меня злиться и истерить получается. Я меняюсь. Вспомнила, как захлестывала обида, клокотало все внутри от несправедливости и я неслась покупать спиртное.

Мне очень нравится сейчас, что у меня довольно быстро получается взять себя в руки. Я уже раскаялась. Я никого не осуждаю, я несу ответственность за свою жизнь и подумаю, как мне лучше поступать. Даже не так. Я буду поступать по совести и спокойно, в любом случае.

Вот и прекрасно! Описанное вами являет собой самое настоящее выздоровление, то есть возврат к изначальной свободе. Свободе от порока, сопровождаемого, в частности, и таким уродливым явлением, как раздражительность. Что мы думаем о человеке, часто бывающем раздражённым? Мы говорим, что у него плохой характер, что с ним тяжело и неприятно общаться, а в далеко зашедших случаях  раздражительных и злобных считают даже не совсем здоровыми психически, что, впрочем, и в самом деле бывает порой весьма близко к истине. Противоположностью же этому дурному расположению духа являются такие качества как спокойствие, уравновешенность, беззлобие, способность, как вы совершенно точно заметили, держать себя в руках. Очень важно отметить и ещё одно ваше серьёзное достижение: вы перестали увязывать раздражительность с прошлым пороком. В этом обстоятельстве находится залог вашего успеха на пути к свободе!

   Злость чувство деструктивное и приводит к дисгармонии с Мирозданием, недаром во всех Библейских и других подобных книгах говорится о смирении, чистоте помыслов, безмятежности духа как основных условиях восприятия Божественного.

В этом мире есть всё: и любовь и ненависть, и добро и зло. Выдёргивание чего-то одного с  отвержением прочих сторон бытия неизбежно ведёт к падениям. В Библии, особенно в Ветхом Завете есть множество положительных упоминаний злобы, гнева, ярости. Даже само выражение «гнев праведный» библейского происхождения.
Вспомните о наложенных на вас незаконных обязанностях, и обратите ваш гнев на тех, кто эти обязанности вам вменил.  Чтобы ваш удар был более верным, спрашивайте  склоняющие вас к употреблению алкоголя и табака помыслы:

— И поэтому я обязан закурить (выпить)?

/////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////

 

Однако всё сказанное выше лишь обрисовывает картину в общих чертах, более подробно данное явление необходимо разбирать глубоко в каждом отдельном случае. В заключение ещё раз коротко перечислим основные черты и свойства дурного расположения духа, которые полезно будет привести себе на память в случае появления раздражительности и использовать для составления ответов на вопросы дневника Шичко:

— раздражение говорит о несогласии с чем-то;

— устранение алкогольно-табачных и прочих порочных программ  исключает и острые приступы безудержной раздражительности;

— разорвите связь раздражительности с зависимостью. Раздражительность естественна и совсем не обязательно порождается одной лишь зависимостью;

— часто раздражение является по сути лишь нашей оценкой действительности, нашим отношением к нему;

— раздражение может порождаться неисполнением обязанностей;

— но часто раздражение  бывает и  совершенно нелепым, не имеющим под собой никакого разумного оправдания;

— раздражительность проистекает от высокого самомнения: например, моющий пол молодой парень мнит себя совершающим едва ли не геройский поступок;

— на деле же злящийся подчас вызывает лишь горькую усмешку, поскольку выглядит глупо;

— раздражительность – это дурное расположение духа, не зависящее от поведения окружающих или иных внешних обстоятельств;

— выплёскивание раздражительности  — это признак  слабости, говорящий о неумении владеть собой;

— раздражение всегда возникает на слабого, или же там, где нет возможности получить достойный ответ;

— раздражение может служить признаком попытки управления вами извне;

— в ответ на чужое  раздражение будьте сухим и холодным.