Возбуждение программы

ВОЗБУЖДЕНИЕ   ПРОГРАММЫ

   Попавшим  в дьявольские сети алкоголизмии хорошо известна одна странная особенность: будучи в уравновешенном состоянии, то есть вне опьянения и похмелья, тяги к алкоголю  как таковой не испытываешь  совсем. В течение довольно продолжительного времени ты совершенно равнодушен к спиртному:  тебя не преследуют воспоминания о его употреблении, не донимают мысли о спиртном, нет и никаких чувственных проявлений  питейной страсти. Вроде бы наступило благополучие, но… проходит какое-то время, и ты опять падаешь в ту же похмельно-сивушную яму!  Иногда это случается совершенно неожиданным и непонятным образом, но в некоторых случаях  работу дьявольского механизма удаётся отследить.

    Решение на употребление алкоголя принимается под влиянием алкогольной программы, которая может долгое время находиться в покое и никак себя не проявлять. Однако при этом  у неё есть своеобразный сторожевик, улавливающий поступающие извне импульсы. При появлении такового программа возбуждается, давая о себе знать тягой к спиртному,  наплывом мыслей об алкоголе, внутренней борьбы с ними. Могут  быть и более сложные проявления работы алкогольной программы, не призывающие прямо к  употреблению спиртного. К ним относятся расстройства настроения, неприятные ощущения в теле, и даже болезненные признаки. Некоторые из них видны в приводимом ниже сообщении:

   И ещё заметила, что мне нельзя читать описания чужих  срывов: становится завидно что там пьют, и даже если пишущий мается и не может из запоя выйти, то тут как-то свой запой вспоминается, и не таким он страшным начинает казаться, каким был на самом деле. После прочтения  этих описаний какое-то непонятное ощущение появилось… В общем, вроде и пить не хотелось, и осадок какой-то выпал, и неспокойно на душе стало.

  В этом случае алкогольная программа возбудилась при прочтении описания чужого пьянства. Проявления её работы свелись как к осознанным ощущениям – стало завидно чужим выпивкам, так и к более скрытым, неявным признакам: ощущение беспокойства, какого-то неприятного осадка в душе. Очень важной частью служит здесь переоценка прошлого горького опыта, должного удерживать от повторения  запоев, но почему-то, вопреки и здравому смыслу, и  бессознательным основам поведения, перенесенные беды в данном случае не удерживают от повторения этих же самых бед. Последнее обстоятельство  идёт вразрез и с научными представлениями о высшей нервной деятельности, и с обычными житейскими понятиями, оно является необъяснимым для секулярных наук.  Признаться, при работе над этой главой у нас поначалу была мысль разделить научную и религиозную точки зрения на данное явление, но… как тут отделишь одно от другого? Судите сами:

     В последние дни перед завязкой, когда меня уже ломало, и алкоголь вызывал лишь отвращение, шла я как-то с работы домой и думала только об одном: обойти стороной все магазины и вот сегодня, только сегодня, не брать алко. Видимо, эта мысль «не пить только сегодня» пришла сама собой в истерящий и негодующий мозг.  Додумалась идти домой совершенно новой дорогой, в обход магазинов и кабаков, дворами, когда-то я так ходила домой из школы. Прошла уже полдороги, вижу — колдыри сидят на лавочке, синие-синие; один из них срывается и подходит ко мне. Одноклассник бывший, не видела его лет десять, пьёт давно и жутко. Ну, разговариваем с ним, он побитый и истертый весь, грязный, в шрамах, вместо носа — вмятины, зубов нет, почти лысый, одет в шмотки, явно собранные на помойке, драные ботинки без шнурков. Не говорит — мычит, перегар чудовищный, а я ещё с похмелья, хоть и вечер уже, меня мутит от его вони. Толком не помню, о чём он говорил, помню своё ощущение — «Здравствуй, зеркало». Кое-как распрощалась, в мозгу колотится — смотри, мать, что тебя ждёт, ежели не остановишься. Ну, и что делает в такой ситуации здоровый человек?  Бежит домой, глотает минералку и зарекается пить на всю оставшуюся жизнь.

     Что делает алкоголичка?  Правильно, срочно сочиняет для себя историю о том, как эта встреча потрясла её душеньку, бежит в магазин и как бы невзначай берёт вместо одной бутылки водки — две. Единственное, что я из его слов запомнила, так это настойчивое враньё на тему того, что он уже сто лет не пьёт, много-много работает, ездил наемником-солдатом в Африку, столько пережил-испытал, и вот только сегодня вернулся, ну и расслабился, да и друзей встретил. И ведь я точно так же врала маме и подругам (правда, до Африки не досочинялась).  Действительно, «здравствуй, зеркало». 

   Из данного примера неясно, смогла ли испытуемая удержаться от срыва, но в её рассказе чётко просматривается возбуждение алкогольной программы, которого она сознательно старалась избежать, выбирая путь мимо привычных мест приобретения спиртного. Её ошибкой была неверно поставленная задача: «не пить только сегодня».  Такой ход мысли оставляет в целости алкогольную программу, ведь «только сегодня»  подразумевает возможный в будущем возврат к спиртному: не сегодня, так завтра-послезавтра,  когда возникнет подходящий повод, – и программа этот повод ищет, ждёт его.  В данном случае она возбудилась под влиянием резко отрицательного примера алкоголизации, в чём и проявилась её дьявольская суть: то, что должно было бы вызвать отвращение к алкоголю, на деле повлекло подготовку к его очередному принятию.  Вот таким потрясающим образом демон пьянства умудряется соблазнять даже самыми отвратительными примерами, толкая на поступки, прямо противоречащие здравому смыслу. С научной точки зрения данное явление можно попытаться назвать модуляцией алкогольной программы.

Рассмотрим следующий пример:

    Вчера думала, не переживу… Ехали домой, муж музыку включил, а там текст такой «Наварил я нынче браги бидон, пусть шалманится дурман-самогон. Так наливай, поговорим до зануды, до зари про мужицкие дела и про женские тела. И ещё раз наливай, полоскать — так добела, выпивать — так до бузы, тосковать — так до слезы.»

   И чего-то выпить так захотелось! Я бегом домой, наелась как слониха и четыре фильма подряд посмотрела, а там уже и забыла что выпивать хотелось. Проснулась довольная, как таракан.

   Вот вам отличный пример возбуждения и действия алкогольной программы. Она до поры «спит», совершенно не давая о себе знать, но при этом у неё есть сторожевик — антенна, улавливающая импульсы из внешней среды.  Таким импульсом  послужила пошлая песенка, но дьявольская машина заработала от неё в полную силу. Здесь же становится видна  и опасность шутки: песня-то вроде бы шуточная, но последствия её воздействия далеки от шуточных: возникает вполне серьёзное побуждение к срыву. На самом деле песни являются очень сильным толчком как к положительным, так и к отрицательным поступкам. Есть такой вспомогательный приём в деле избавления от пьянственной страсти: прослушать несколько раз какую-нибудь противоалкогольную песню, и потом она будет тебя поддерживать, крутясь в голове сама собой.

   Ехала сегодня в автобусе, долго-долго, межгород; на заднем ряду, недалеко от меня, сидела небольшая компания — трое развеселых девах лет двадцати, они передавали друг другу бутылку вина Liebefraumilch, ну знаете, такое в синей бутылке. Отпивали из горлышка, хохотали; втроем они хлебали его больше часа.  Вот, кстати, всегда раздражало, когда люди долго пьют, тянут чего-то. Ну, это известная особенность алкоголика. Смотрела сегодня на девиц и злилась, — мол, чё вы там по каплям доите, залпом надо — хлобысь! и за следующей.  М-да, похоже, мозг навернулся на алко-теме необратимо.

    Надо сказать, что я терпеть не могу это вино, пробовала его всего один раз, но тут что-то кааак нахлынуло…  Нет, не суровая «тяга», требующая немедленного похода в магазин, но я вдруг отчётливо ощутила во рту кислый вкус плохого вина, резко захотелось выпить чего-то такого горьковатого и газированного. Мысленно дала сама себе по шее — сразу прошло.

   Я это вот к чему. На меня иногда накатывает желание выпить — совсем не сильное, легко справляюсь. Но за последние месяца три ни разу оно не появилось, скажем, в магазине, или когда я нахожусь в пьющей компании знакомых. Проще говоря — оно не появляется в ситуациях, когда к бутылке стоит только руку протянуть. Но вот стоит увидеть в кино красиво наливаемое шампанское или некрасиво хлещущего пивас алконавта у супермаркета…  Понятно, что я копаюсь в мелочах, но считаю необходимым и о них написать, авось попустит.

     Как раз в таких «мелочах» и надо копаться ради обретения сознательной трезвости.  Здесь возбуждение программы произошло под влиянием непосредственного примера других пьющих, и проявилось как в виде мыслей: «надо пить быстрее», так и в виде ярких чувственных образов – ощущения плохого кислого вина во рту, повлекшее за собой желание принятия «хорошего» спиртного, то есть газированного или с горьковатым вкусом. Важно отметить, что возбуждение произошло от вида распиваемого нелюбимого вина, что опять указывает на «программный», а не рефлекторный, характер явления: пей девицы что-нибудь приятное, вопросов бы не возникало. Однако в данном случае начал работать сам принцип: алкоголь хорош! Не взирая на свою силу, наваждение тем не менее  было легко прогнано волевым усилием.

    Есть здесь ещё одна важная особенность: алкогольная программа возбуждается при ограничении доступа к спиртному. Это ещё более сложное явление, указывающее на «программный», то есть невещественный, источник.  Будь оно вызвано физической потребностью в спирте, за протягиванием руки к бутылке дело бы не встало.  На самом же деле такого не происходит, потому что алкогольная программа, видя легкодоступность алкоголя,  не беспокоится. Напротив, затруднение или ограничение доступа к спиртному вызывает её  беспокойство: с экрана в бокал себе не нальёшь, и связываться с пьяницей у магазина (в данном случае) не станешь. Это осознание и возбуждает алкогольную программу, увидевшую  препятствия  к воплощению своих требований.