Время — не лекарь!

Время – не лекарь

   Помогает ли моей свободе время, прожитое без спиртного? Сразу скажем: нет, не помогает, почти не помогает! Конечно, некоторые части явления угасают со временем сами по себе, но отнюдь не они определяют основную картину нашей беды. В то же время нам свойственно возлагать свои надежды на истекшее время, однако в случае с алкоголем здесь кроется одна из основных ловушек врага. Вспомним свойства паразитической алкогольной программы, именуемой по-церковному  страстью. Одним из них является  чрезвычайная её прочность, устойчивость во времени, правильнее говоря – полная неподвластность времени. Мы склонны считать, что разные болезни и прочие неприятности со временем проходят, но это справедливо не во всех случаях.  Время действительно залечивает многое, но не всё. К примеру боль, обида, синяк под глазом со временем проходят сами по себе, без целенаправленных мер. Но ничего подобного нельзя сказать о запрограммированности сознания. Эта категория явлений совершенно неподвластна действию времени, более того, — без противодействия страсти со временем растут, укрепляются, разрушая человека полностью, а по смерти переходят с ним в вечность, где будучи неудовлетворёнными, продолжают терзать свою жертву. Вот почему Церковь учит избавляться от страстей здесь, пока мы живём на Земле и имеем возможность освободиться от них.

        Ярким примером здесь служит причина срывов при освобождении от алкогольной зависимости: обманутый полагает, что теперь, по прошествии какого-то времени, страсть улеглась, и он может «пить как все». Здесь кроется роковая ошибка! Как уже было сказано, алкогольная программа просто так никуда не исчезает и сама по себе, в отличие от, скажем,  насморка,  не проходит. Это в равной мере доказано как практикой наркологии, так и жизненными наблюдениями.  Срывы после лечения – яркое доказательство сохранности идеи потребления алкоголя.  К тому же в любом случае после пережитого в организме остаётся какой-то невидимый таинственный биохимический след, который никак себя не проявляет и ничем не мешает жить до тех пор, пока в организм не попадёт новая порция наркотика. Вот тут-то из этого невидимого следа мгновенно выскакивает притухший было враг, и пожар разгорается с новой силой: процесс возобновляется, но  не с самого начала, а с той точки, на которой он был когда-то остановлен. Другими словами, если человек дошёл до литра водки, то в случае возврата к  самоотравлению спиртным он вновь продолжит употреблять водку литрами, минуя первоначальные  ступени приобщения к спиртному,  где ему было достаточно пары рюмах.

      Это ложное убеждение в «излечимости» зависимости почему-то чрезвычайно крепко.  Видимо, враг усыпляет нашу бдительность полным отсутствием своих проявлений: тяги нет, мыслей «за» алкоголь нет, всё вроде хорошо….. и тут он начинает потихоньку нашёптывать: «всё прошло, так много времени миновало, ты теперь излечилась и беда твоя прошла, ты ничем не хуже других», при этом  до поры помалкивая о предложениях «по чуть-чуть». И вот когда вы примете эти безобидные на первый взгляд помыслы, враг переходит к следующему этапу, начиная уверять вас в «естественности» самоотравления спиртным. Доводов  вам будет предоставлена тьма: от простенького «все пьют» до примеров из произведений искусства. Если же вы приняли сознательную трезвость на основе твёрдых убеждений, то подбрасываются мыслишки о необходимости эксперимента: «давай проверим, кто окажется сильнее: наркотик или ты? У тебя теперь такой опыт, такой навык, ты видишь проблему насквозь, знаешь все её тайные механизмы. Но плохо знание, не подтверждённое делом. Для утверждения результата не помешал бы эксперимент.»

     На этот бесовский прилог прекрасно ответил наставник метода Шичко – Зиновьев Николай Константинович, подвизавшийся в душепопечительском центре святого праведного Иоанна Кронштадского,  что был на подворье Крутицкого монастыря в Москве.  Вот цитата из книги Зиновьева Н.К. «Как избавиться от табака и алкоголя»:

«Никогда не производите над собой алкогольно-табачных
«экспериментов». Помните, что эксперимент — это метод познания дей­ствительности. Хватит с вас тех горьких знаний о дьяволь­ском зелье, которые довелось приобрести».

Другими словами, наэкспериментировались вы за свою жизнь довольно. Пора и выводы сделать.

  Из-за свойства страсти не подвергаться действию времени мы считаем излишним поздравлять кого-либо  с достигнутыми сроками трезвости.  Вести разного рода счётчики трезвости на самом деле совершенно излишне, более того: тщательный подсчёт прожитого без алкоголя времени   говорит о несвободе от идеи его употребления. Сознательная трезвость означает  безусловное отвержение  алкогольной идеи, а раз нет идеи, то теряют всякий смысл и разговоры о времени проведенном без спиртного. Они так же нелепы, как и разговоры о времени воздержания от употребления в пищу лягушек. В русской среде нет идеи поедания лягушек, соответственно и все разговоры о воздержании от такового теряют всякий смысл.

  Напротив, тщательный подсчёт времени присущ для случаев лишения свободы. Во время срочной службы в Вооружённых силах, в заключении, в ссылке, при временной разлуке с близким человеком  время тщательно подсчитывают, и чем больше уделяют этому внимания, тем медленнее тянется время, тем тягостнее переносится несвобода или разлука.

    Каждый из нас знает свой возраст,  но попытка указать точное число прожитых месяцев потребует некоторого усилия. Нам несвойственно вести   тщательный подсчёт времени, при котором мы бы  всегда знали количество прожитых месяцев, и уж тем более – дней.  Такой строгий постоянный учёт требует немалых усилий, силы же мы тратим лишь на необходимое, или во всяком случае на то, что кажется нам необходимым.  При расставании с алкоголем от нахлынувшей радости свободы такой подсчёт может вестись поначалу,  но его продолжение на протяжении лет говорит о коренящейся в бессознательных глубинах естества надежде на возобновление алкоголизации. Иначе говоря, для освободившего из пут Зелёного Змия спиртное теряет свою значимость, но прекращение потребления спирта с сохранностью идеи его употребления оставляет алкоголизацию по-прежнему значимой, что и побуждает в некоторых случаях к  тщательному подсчёту времени, косвенно указывающему на тайное вожделение спиртного.   Важно ещё раз отметить бессознательную суть этого явления: очень часто потаённая надежда на возврат к «пить как все нормальные люди» удивительным образом уживается с понятиями о  «хронической неизлечимой болезни алкоголизма.»

Долгий и тщательный подсчёт времени воздержания от спиртного служит признаком несвободы.