Ход мысли, ведущий к срыву

Из «Синей Книги Алкоголика»:

АЛКОГОЛЬ

(Вместо послесловия)

  Недавно на презентации сидим тесно за столом, бурный разговор, я, как всегда, пью минеральную воду. Вокруг люди добрые пьют водку (хотя уже лет восемь как-то странно: за весь вечер пару бутылок не допьют. В моё героическое время каждый выпивал эту пару бутылок). Очередной раз отхлебнув из пластмассового стаканчика, я понял, что перепутал, взял чужой стакан, и во рту у меня водка. В смятении я принял такое решение: не выплевывать при всех, а пойти в туалет промыть рот. Пока выбрался из-за стола, дошёл – началось. Водка начала всасываться через ротовую полость, да и выпилось немножко; время стало тормозиться вплоть до стоп-кадра, за каждый пройденный шаг я многое успел прочувствовать и понять.

     Каждая молекула алкоголя, проникшая в меня, несла светлую, очищающую волну радости, здоровья, таланта – всего того, что я потерял за девять лет полной трезвости, дурак, сколько времени зря упущено!    Свежесть и энергия танцевали во мне, всё вокруг обрело утерянную красоту, устойчивость, множество волнующих смыслов.
Водка (какое убедительное, твёрдое слово!) на презентационном столе была святыней, брошенной псам, никто из там пьющих не любил и не понимал её так, как я, – лениво попивали, чтобы слегка расслабиться, осоветь, отупеть; да и что такое две бутылки? Две бутылки «не нужно всем, это нужно одному» (как с надрывом кричал Кайдановский в кинофильме «Свой среди чужих и т. д.»). Запретить нужно впустую тратить водку, как в исламе – там пить можно только избранным, самим арабским словом «алкоголь» суфии обозначают внутреннее учение, закрытое для непосвящённых.

Оттого пьяные так неприятны – пьёт кто ни попадя, а не всякому это можно позволить. Обрети силу, мудрость и владение собой, тогда и спивайся. (Не удержусь, еще один кинофильм процитирую. В «Пьяни» поклонница-журналистка упрекает поэта Микки Рурка: «Хватит пить-то! Садись пиши. Пить-то всякий может». А тот ей: «Да нет, мать твою, не всякий! Это не пить – всякий может, а пить – нет, не всякий!»)

Можно ли пить, нельзя ли пить – горькие, невозможные вопросы. Тут всё наоборот. Кому пить можно, для кого это безболезненно – тому это, в сущности, не нужно, бесполезно, как об стену горох. А кому пить нельзя, кто принадлежит к таинственной мутации, алкоголикам – для того это мощная, опаляющая сила. 

   «Все ценные люди России, все нужные ей люди – все пили как свиньи», – писал классик. Ну ладно, это Веничка Ерофеев, это, типа, юмор, но вот Карл Густав Юнг – сам не пил и серьёзен был, но в ходе попыток лечения алкоголиков пришёл к сходному выводу. «Взыскание целостности» – так обозначил алкоголизм Юнг, жажда настоящего алкоголика – это эквивалент духовной жажды, которой горели высочайшие светочи… ну и так далее.

   Апология алкоголя, от Тао Юань Мина до Чарлза Буковски – грандиозна, это вершины литературы, написанные алкоголиками (для алкоголиков), а против – один только академик Фёдор Углов.
Да, алкоголики неприятны в общении, а особенно в общежитии, хоть и совсем по-другому, чем простые глупые пьяные. Но всякий «ушибленный звездой» неприятен в общении. Вы были знакомы с настоящим гением? Да почитайте их честные жизнеописания. Я уж не говорю о пророках и юродивых… Тут совершенно справедлива китайская мудрость: «То, у чего велика лицевая сторона, велика и обратная». А приятны в общении только посредственности, поклонники Дейла Карнеги. Или уж святые-Алкоголики непродуктивны и неработоспособны, скажут мне. Да, хотя собрания сочинений Фолкнера и многих других алкоголиков выглядят основательно, всё же да. Пожалуй. В смысле – алкоголики не делают карьеры, это ещё одно достоинство алкоголизма. Они не хотят. (Если кто хочет карьеры, например Ельцин, – алкоголизм не помеха.)

А здоровье? Девять лет трезвости принесли мне инфаркт, язву желудка и всё, что полагается мрачному, угрюмому, трезвому сволочуге, а сейчас какие-то молекулы водки распирают меня забытым ощущением молодости и бесконечного здоровья – я физически чувствовал, как рассасывается холестерин в кровеносных сосудах, как зарубцовывается язва (да, алкоголь так и действует на холестерин и язву, научный факт), гибкое и упругое тело движется уверенно и легко, вот я плавно и быстро вхожу в туалет, энергично выплевываю водку и промываю рот. Возвращаюсь к столу и накладываю салат. Ем. Ещё накладываю. Демон неохотно отлетает от меня и растворяется в воздухе.


© Владимир Шинкарев

__________________________________________________

   В этом небольшом отрывке мы видим отличные примеры многообразного действия алкогольной программы на сознание.  Прежде всего, это ярко выраженные внушение опьянения – автор ошибается, считая произошедшее с ним следствием всасывания алкоголя в кровь. На самом деле всасывание спирта начинается в желудке, а не в ротовой полости, и времени для всасывания требуется всё же побольше, чем для выхода из-за стола: из желудка спирт сначала поступает в печень, и лишь затем в мозг. Да и количество попавшего алкоголя было, судя по всему, недостаточным для начала настоящего опьянения. Тем не менее, условнорефлекторная связь вкусовых ощущений со следующим за ними опьянением сработала мгновенно, вызвав из глубин памяти описываемые чувственные впечатления, известные  как «сухое опьянение»

   Очень показателен здесь мощный поток оправданий,  это буйство обманутой мысли, всеми силами толкающей несчастного обратно в пропасть, из которой он, судя по всему, выбирался долго и с огромным трудом. Какие знания оказались сюда привлечены, какие замечательные примеры, какой широкий кругозор, какие безукоризненные построения! Какая огромная сила самооправдания проснулась вдруг во Владимире!

  Однако ещё более ярким проявлением работы алкогольной программы служит непередаваемое чувство облегчения, раскрепощения, ложной внутренней радости и наступающего мнимого благополучия. Ощущения Владимира в этом отношении очень напоминают чувства вырвавшегося на свободу узника, но в данном случае «освобождение» было достигнуто за счёт снятия давления алкогольной программы, «решившей», что её требования наконец-то исполнены.

  Надо отдать должное Владимиру: не взирая на столь чудовищное давление, он сохранил волю и разум, отогнав от себя это бесовское охмурение. Нам же этот отрывок окажет хорошую помощь при рассмотрении различных сторон деятельности алкогольной программы.